Рецензия на книгу Эдуарда Лимонова «В плену у мертвецов» | Комсомольская правда

Чу, видите свет?! Это нимб вокруг головы лефортовского узника, «железного революционера», а некогда писателя-хулигана Савенко Эдуарда Вениаминовича

[Эдуард Лимонов :: В плену у мертвецов]

Чу, видите свет?! Это нимб вокруг головы лефортовского узника, «железного революционера», а некогда писателя-хулигана Савенко Эдуарда Вениаминовича. Теперь его удел - тюремные дневники. Савенко-Лимонов подробнейшим образом описывает соседей по камере, стены, изгаженные расплющенными трупами мух и комаров, шконки, допросы, носки на веревке, особенности лефортовской архитектуры и своих товарищей по несчастью - Салмана Радуева и Анатолия Быкова, «стукачей» и простых ЗК, собственные эротические фантазии и возникшие на нарах фантасмагории. Он беседует с Иосифом Бродским, передает приветы Илье Лагутенко, раздражается от «Руки вверх!» и слушает лекции Зигмунда Фрейда про анальное, оральное и генитальное начало. Он не просто сиделец - великомученик. Лимонов, по мнению Лимонова же, - маркиз де Сад, а Лефортово - Бастилия. Он все вытерпит и переживет. Если, конечно, те, от кого это зависит, прочтут последние несколько страниц книги, содержащие ходатайство заключенного Савенко (уголовное дело №171 по статьям «терроризм» (часть 3 ст. 205) и «создание незаконного вооруженного формирования» (часть 1 ст. 208) о помиловании в связи с полной невиновностью.

Владимир Кирсанов :: Рецензия на книгу Берроуза «Города красной ночи» | gay.ru

[Уильям Берроуз :: Города красной ночи]

Города красной ночи" (1981) - первая часть романной трилогии, которой Уильям Берроуз подводит своеобразный итог своей литературной карьеры, впервые выходит в России. Возможно, что в этой книге вы найдете отголоски всех идейных, изобразительных и даже бытовых открытий, которые Берроуз сделал для себя на протяжении 83-летнего творческого пути. Это, прежде всего, - увлеченное исследование наркотических и коматозно-сексуальных практик в однополых отношениях.

Текст Берроуза - изумительная писательская реконструкция наркотического бреда как одного из способов восприятия действительности. Однополый секс - это другой и по Берроузу не менее продуктивный способ присутствия в жизни… С художественной точки зрения здесь для Берроуза наиболее интересна идея о вирусной природе сексуального желания. Похоть как болезнь - в этом тоже прослеживается характерное для писателя единство восприятия секса и смерти.

…Интересно, что в "...Красной ночи" мы едва ли не впервые встречаем у Берроуза некоторое подобие сюжета, причем захватывающего внимание читателя своей криминально-детективной авантюрной линией. Но основной "сюжет" у Берроуза как всегда лежит далеко за пределами событийного ряда. Он - в брожении мысли и желании плоти, которым нет предела.

Так раскрытие странного ритуального убийства рыжеволосого мальчишки превращается в путешествие по эпохам, пространствам и самым тайным глубинам человеческого подсознания. ...Путешествие, в котором открывается главное: "ничто не истина, поэтому все дозволено" - прежде всего, в сексе. В последнем утверждении Уильям Берроуз во многом следует за телемитами и магом Алистером Кроули.

http://www.mp3dinlelan.com/ сервис центр vertu

Уильям Берроуз :: Города красной ночи :: Фрагмент

Городов Красной Ночи числом было шесть: Тамагис, Ба'дан, Йасс-Ваддах, Вагдас, Науфана и Гхадис. Эти города располагались в стране, примерно соответствовавшей пустыне Гоби, сотни тысяч лет назад. В те времена пустыня была усеяна большими оазисами, и ее пересекала река, которая впадала в Каспийское море. Читать далее «Уильям Берроуз :: Города красной ночи :: Фрагмент»

Лимонов: Интервью с Эдуардом Лимоновым, Саратовский централ

Интервью с Эдуардом Лимоновым, Саратовский централ
Александр Орлов

В. Как в тюрьме работается и пишется писателю? Были Достоевский, Де Сад, тот же Гумилев, они тоже писали в тюрьме. Как это все происходит? Как Вы работаете над своими книгами? Этот период вашей жизни чрезвычайно плодовитый, много книг написано, за полтора года семь, кажется, они большой резонанс вызвали в обществе, эти книги, их читают, они хорошо раскупаются. Как Вы пишете?
О. Ну, большая часть написана во время следствия и во время следственных действий за те 15 месяцев, которые я сидел в Лефортово. Там у меня была масса времени. Сейчас у меня времени меньше, поскольку идет процесс. То есть, он с перерывами, но неуклонно идет, и к процессу надо готовиться, надо тоже много писать, и я вот произнес речь на 8 часов, полтора дня я говорил. Эта речь в письменном виде существует, ее надо было написать. До этого еще ряд документов. То есть я в основном сейчас поглощен, был поглощен вот этой работой по суду. А в Лефортово за 15 месяцев, по-моему, меня всего пять раз вызвали на допросы к следователю, не считая ознакомления с делом. У меня была уйма времени, поэтому я написал столько книг без проблем. Лефортово вообще такая тюрьма, одинокая, человек предоставлен самому себе, кстати, много случаев когда люди сходят с ума, поскольку там никого не видишь. Здесь тюрьма другого плана, например если на суд-допрос ездишь, то есть на суд или на допрос к следователю, то ты имеешь возможность общаться с людьми каждые два-три часа, два-три часа в день с другими заключенными, здесь интереснее в смысле сбора материалов, например, ну запоминаешь, узнаешь. А работать в Саратовском централе, я еще и не работал - не до этого было. Вот Вам ответ на Ваш вопрос.
Читать далее «Лимонов: Интервью с Эдуардом Лимоновым, Саратовский централ»

Николай Смирнов :: Рецензия на книгу Эдуарда Лимонова «В плену у мертвецов» | gazeta.ru

Лимонов не забывает и о своем фирменном пафосе. Он не хуже своих критиков отдает себе отчет, что на самом-то деле пишет всю жизнь единственную книгу под названием «Эдуард Лимонов».

[Эдуард Лимонов :: В плену у мертвецов]

Лимонов не забывает и о своем фирменном пафосе. Он не хуже своих критиков отдает себе отчет, что на самом-то деле пишет всю жизнь единственную книгу под названием «Эдуард Лимонов». Как понимает и то, что если есть в современной России один человек, который должен сидеть в тюрьме в силу всей своей жизненной стратегии – это Савенко Эдуард Вениаминович, 1943 г. р. Возможно, именно поэтому в книге нет жалоб на тюремную жизнь – есть осознание себя как «наполовину бронзового» героя и твердая уверенность в доброй народной памяти после возможной смерти в заключении. И ссылки на «Хагакурэ» – вовсе не кость, брошенная интеллектуалам. Постоянно подчеркивая, что ежедневно выходит на прогулку не только ради физической формы, но и чтобы выглядеть несломленным в глазах охранников, автор буквально проводит в жизнь принципы бусидо: нарумяниться перед боем, чтобы враги не заметили, если ты вдруг побледнеешь в минуту опасности

Максим Семеляк :: Рецензия на книгу Эдуарда Лимонова «В плену у мертвецов» | Ведомости

В новой книге Лимонов дал наконец волю и воображению тоже. Мозг политкаторжанина порождает безумные и одновременно педантичные фантомы

[Эдуард Лимонов :: В плену у мертвецов]

В новой книге Лимонов дал наконец волю и воображению тоже. Мозг политкаторжанина порождает безумные и одновременно педантичные фантомы - Лимонов, всегда близкий по духу сюрреалистам прошлого века, наконец приблизился к ним и непосредственно в творчестве. Иные страницы из „В плену у мертвецов" вполне могли бы быть обнаружены у Андре Бретона или раннего Луи Арагона. Дикие порнографические фантазии на тему бывшей любовницы сменяются беседой с духом Иосифа Александровича Бродского, которого Лимонов на правах старинного приятеля и соперника вызывает из царства мертвых. Эти диалоги с петлей на шее, пожалуй, самое ошеломляющее и зашкаливающее место книги. Мне, честно говоря, затруднительно представить себе любимого поэта, характерным голосом произносящего фразу: "Это тебе не маслице-фуяслице, круче, чем у Исаича, портянку его дери". Но с другой стороны, я не был знаком с Бродским, а Лимонов - еще как

Дмитрий Черный :: Рецензия на книгу Эдуарда Лимонова «В плену у мертвецов» | Независимое обозрение

…тюрьма - довольно серьезное испытание для любого, кто проходит его: «качается», постоянно, пишет, не дает себе угаснуть.

[Эдуард Лимонов :: В плену у мертвецов]

«…тюрьма - довольно серьезное испытание для любого, кто проходит его: «качается», постоянно, пишет, не дает себе угаснуть. Его мускулистый стиль не изменился - здесь мат соседствует с эстетизмом, ярчайшие политические деятели XX века зачастую получают маргинальные, сленговые эпитеты. Для него нет идеологических авторитетов или приоритетов, есть просто вдохновляющие его вспышки реальности - герои революций, исторические персонажи и образы: здесь нет деления на левых и правых, это просто «священные монстры» Лимонии - вкусовщина, проще говоря. В этой книге нет заговора или новой идеологии, способной противостоять тому порядку, который автор время от времени (политически неквалифицированно) критикует. Зато здесь есть убийственный, откровеннейший соцреализм застенка, который будет интересен широкому читателю и малоприятен власть предержащим.
Тюрьма - лучшая трибуна для человека с именем. В тюрьмах ковались не только характеры революционеров, но и теоретические основы революций. Лимонов же использует ситуацию, сильно привлекшую к нему общественное внимание, не для создания революционной теории, а все для тех же жизненных репортажей и для «проживания» нового образа. Каждый воюет доступным ему оружием. Оружие Лимонова - его слово и наблюдательность, его въедливая заинтересованность подробностями новых» открывающихся ему миров».

Новости с лимоновского процесса ч.2

Новости с лимоновского процесса ч.2

Допрос свидетелей защиты на процессе по делу Лимонова начался с сильнейшего политического скандала. Буквально через день после высупления в Саратовском суде одного из ключевых свидетелей защиты по делу Лимонова, лидера латвийских национал-большевиков журналиста Владимира Линдермана, партийная кличка «Абель», власти Латвии арестовали почти всех членов рижского отделения НБП, а сам Линдерман объявлен в международный розыск, как государственный преступник, готовивший покушение на президента Латвийской республики, с целью сорвать вступление Латвиии в НАТО. С прошлой пятницы им, вроде бы, уже занимается Интерпол. Неопровержимыми, по мнению рижской полиции, доказательствами причастности Абеля к подготовке покушения на г-жу Фрайберге, являются несколько армейских детонаторов и военная форма натовского образца, якобы изъятые в ходе обыска у него дома в Риге. По версии Латвийских властей обыски и аресты в Латвии производились в рамках расследования уголовного дела о тайнике в пригороде Риги, где два года назад были обнаружены три десятка тротиловых шашек, и совсем недавно всплывшая тысяча антилатышских листовок, подписанных от имени некой подпольной террористической организации «Новая Россия».
Со слов самого Абеля-Линдермана, а так же адвоката Лимонова Сергея Беляка, действия латвийских спецслужб ни что иное, как опосредованная месть ФСБ РФ за абелевские показания на процессе Лимонова. Дело в том, что гражданин Латвии журналист Владимир Линдерман, будучи официально, от имени Российской Федерации, приглашённым в Саратовский суд в качестве свидетеля, заявил там, в суде, что не Лимонов, а именно он является автором статьи «Другая Россия», опубликованной информационном бюллетене «НБП-Инфо №3». Между тем, следователи ФСБ большую часть своих «претензий» к Лимонову, в том числе и обвинения в призывах к свержению Государственного строя в Росси, выстраивали именно на его предполагаемом авторстве «Другой России», ошибочно или намеренно, считая этот документ «пошаговым» планом подготовки начала партизанской войны в Казахстане с последующим её распространением на всю территорию бывшего СССР. Как считает защита, Абелю удалось доказать в суде, что «его» «Другая Россия» является чисто теоретическим и почти литературным произведением. А выступивший следом за Абелем писатель Александр Проханов, что был вызван в суд в качестве эксперта, заявил, что, вообще, склонен рассматривать этот «романтический» текст, как материал для написания революционной поэмы или оперного либретто. Со слов Проханова, ему даже стало обидно, что статью написал не сам Лимонов. Читать далее «Новости с лимоновского процесса ч.2»

Новости с лимоновского процесса ч.1

Новости с лимоновского процесса ч.1

Суд идёт! Неторопливо, скучно, вязко. Три месяца как уже. Пресса столичная вся из Саратова давно разъехалась. Нечего показывать и рассказывать. Не Георгий Дмитров и не динамично, и заседания закрытые. Правда, Лимонова разрешили снять на камеру разок, высказаться ему позволили, но он сразу на Путина погнал, сфабриковано, мол, по заказу. А сам худой такой, бледный, седой, жалкий, как говорится, укатали сивку. Пришлось прессе отказать. Обвинение читали неделю, прокурор, как пономарь, засыпал, бубня. Свидетелей обвинения стали допрашивать. Из тридцати шести приехали 28, стало интересней. И только трое из двадцати восьми дали реальные показания против Лимонова.Остальная национал-большевистская компания пребывает в удручении, почти каждый из них, хотя бы раз в этом деле, вождя предал и оговорил, задницы спасали. Сейчас, выступая на процессе, многие показывают уже совсем иное, чем на предварительном следствии, но думают, при этом, что пропал Лимонов, не удастся ему выкарабкаться. Но это частные, любительские оценки, профессионал же Беляк настроен по-другому. По его мнению, судебное следствие разваливается, убедительных доводов у ФСБ против Лимонова и части остальных подсудимых нет, что стало понятным после допросов свидетелей со стороны обвинения. Два главных свидетеля, бывшие нацболы, Акопян и Степанов, запутались в показаниях и публично признали, что следователи ФСБ оказывали на них давление, в том числе и физическое. Свидетель Акопян, который до этого утверждал, что лично Лимонов дал ему приказ пробраться в Казахстан, произвести разведку и прикупить там оружие, сейчас говорит, что термин «разведка» был навязан ему следователем. В казахский город Лениногорск он, на самом деле, ходил не по заданию Лимонова, а так, на прогулку, с целью выяснить обстановку. Прикупить хотел не оружие, хотя так ему продиктовали на предварительном следствии, а амуницию. Как выяснилось, амуницией был американский армейский бушлат, который он, действительно, хотел купить по дешёвке у казахского солдата-срочника, что дежурил на КПП местной воинской части где-то в окрестностях Лениногорска. Ранее, на предварительном следствии, Акопян утверждал, что целью готовящегося национал-большевистского вторжения в Казахстан был захват американских заложников из числа сотрудников совместной фирмы «Алтай Найтен Пауэр», кстати, на этом и строилось обвинение Лимонова в терроризме. Со слов Акопяна, ему, опять же, по заданию Лимонова, под видом корреспондента газеты «Коммерсант» удалось проникнуть в офис этой компании, изучить помещения и, даже, познакомиться с предполагаемыми будущими заложниками. Между тем, Комитет Национальной Безопасности Казахстана на запрос ФСБ прислал в суд письмо в котором, черным по белому написано, что компании «Алтай Найтин Пауэрс» давно не существует, в указанном здании никаких американцев нет, и не было уже несколько лет, осталась только вывеска, и то её скоро должны убрать. В показаниях Акопяна очень много подобных несоответствий, в частности он признал, что план возможной акции в Лениногорске, он никогда не обсуждал лично с Лимоновым. Его собеседником был некто гражданин Горшков, который, вообще, не проходит по этому делу. Горшкову Акопян и говорил, что неплохо бы было устроить в Лениногорске революцию. Свидетель Степанов из Уфы так же заявил, что в ФСБ на него давили, не давали спать и силой заставили, поехать в Москву, чтобы рассказать в штаб-квартире НПБ, что ему удалось собрать несколько добровольцев в так называемую Национал-большевистскую Армию. И хотя в Московском штабе ему ответили, что такой армии не существует, он вернулся и дал показания о том, что Лимонов формирует собственный отряд, и назвал фамилии уфимских добровольцев, которые даже не знали, что таковыми являются. Всё это происходило 30 апреля 2001 года, когда сам Лимонов уже месяц сидел в Лефортовской тюрьме. И ему уже давно было предъявлено обвинение в создании незаконного вооружённого бандформирования. То есть, показания задним числом подгонялись под пустые обвинения… Что касается лимоновского плана «Вторая оссия», на основании которого «вождя» НБП хотят привлечь за попытку свержения существующего в России строя, то, как оказалось, это была чисто теоретическая статья «о возможных вариантах развития событий в случае возникновения очагов революционных войн на территории СНГ», и хотя в ней и рассматривался «подозрительный» Казахстан, никаких конкретных рекомендаций к действиям не содержалось, подобных статей каждая уважающая себя политиическая организация публикует сотни, а эта даже не была толком опубликована. И, ко всему, автором статьи является не Лимонов, как ошибочно считали в следственном управлении ФСБ РФ, а лидер латкой ячейки НБП, гражданин Латвии Владимир Линдерман (Абель), который не имеет отношения к Делу Лимонова. Товарищ Абель собирается приехать в Саратов и выступить в суде. Читать далее «Новости с лимоновского процесса ч.1»

Лев Данилкин :: Рецензия на книгу Эдуарда Лимонова «В плену у мертвецов» | Афиша

Лимонов пишет историю с большой буквы. Он явно понимает (и не раз о том проговаривается), какую традицию наследует и в какой ряд будет вписан

[Эдуард Лимонов :: В плену у мертвецов]

Лимонов, однако, не просто фиксирует впечатления - Лимонов пишет историю с большой буквы. Он явно понимает (и не раз о том проговаривается), какую традицию наследует и в какой ряд будет вписан (Сад, Селин, Жене); он знает, что гниющий в узилище писатель - фигура стократ более выигрышная, чем писатель, попивающий коньячок на госдаче, потому дневник этот - не просто дневник, это кульминация всей карьеры, тронная речь. Воображаемый (и страх какой здесь завистливый) Бродский признает: обскакал ты, Эдик, нас с Исаичем, это тебе не маслице-фуяслице. «Вечность льнула не шипящим прибоем, а стремительным домкратом, это было бы не так важно - биография состоялась, теперь все дозволено