www. exlibris.ng.ru :: В самом сердце дискурса. Танцы в кругу пламенных сионистов.

Ultra.fiction :: Гилад Ацмон :: Единственная и неповторимая

Гилад Ацмон (р. 1963) – джазовый музыкант, работавший, кроме собственного джаз-бэнда, с Шинед О`Коннор, а также группами «The Pogues» и «Laibach». Родился в Израиле, но покинул его в 1992 году и перебрался в Великобританию. Автор провокационных статей, яростно критикующих политику Израиля. Называет себя «ивритоязычным палестинцем» и выступает «за освобождение палестинского народа». Наконец, автор двух романов на иврите – «Путеводитель заблудших» и «Единственная и неповторимая» («My one and only love»), переведенных на 17 языков.

С самого начала автор как бы устраняется из текста, отводя себе роль публикатора. Его старый приятель Берд Стригнтштейн, тоже музыкант, передает ему в пражском джаз-клубе «изыскание сугубо личного характера», тесно связанное с предыдущим романом. «Изыскание» представляет собой распечатки интервью на иврите и множество аудиокассет. Выбор приема понятен, так как Ацмону приятно и удобно иметь дело со звукозаписями – привычным материалом. Далее перед нами предстают три гротескных образа, каждый из которых рассказывает Берду свой вариант истории, призванной разоблачить миф о всемогуществе «Моссада». Дани Зильбер – гениальный трубач, выдающий предельно сексуальные ноты; юные девушки и зрелые дамы забрасывают его лифчиками и чулками и жаждут встречи наедине. Застенчивый и робкий, он влюбляется в агента израильской разведки Сабрину Хофштетер, роскошную большегрудую блондинку. Сабрине же нужно провезти в кофре от контрабаса бывшего эсэсовца, которого она самолично выследила. Естественно, это ей удается – при помощи продюсера Дани, оборотистого и циничного Аврума Штиля, который, по словам своего подопечного, «первым осознал огромный коммерческий потенциал Холокоста». Дани и Сабрина увиделись только один раз и даже толком не познали друг друга, но успели полюбить. Они взахлеб рассказывают об этом Берду, и пожилая Сабрина, перевозбудившись, даже отдается интервьюеру… В конце концов Берд выясняет, что является сыном Дани и Сабрины. Прямо сценарий для шпионской комедии средней руки.
Читать далее «www. exlibris.ng.ru :: В самом сердце дискурса. Танцы в кругу пламенных сионистов.»

www.prochtenie.ru :: Хьюберт Селби мл. :: Реквием по мечте (Requiem for a Dream)

Ultra.fiction :: Хьюберт Селби Мл. :: Реквием по мечте

Тема наркотиков всегда занимала заметное место в литературном процессе. Были периоды повышенного интереса и периоды спада, но в целом традиция наркотической литературы остается непрерывной, начиная с 1821 года, когда был опубликован роман английского писателя Томаса де Квинси «Исповедь англичанина, употреблявшего опиум», первый роман, от начала и до конца посвященный наркотикам.

1960-е — начало 1970-х можно считать кульминацией развития наркотической литературы. Романы на эту тему появлялись один за другим. Пристальное внимание читающей публики к произведениям, содержавшим в себе описание наркотического ви́дения, во многом было обусловлено идеями американских битников, достигшими на тот момент пика популярности, возраставшим в Европе интересом к марксизму и анархизму, в целом стремлением человека обрести индивидуальные ценности в противовес общепринятым. Приветствовалась любая альтернатива, лишь бы только ее можно было противопоставить тому образу жизни, к которому молодых людей принуждала отлаженная и четко функционирующая общественная машина.

Наркотики как вариант ухода от реальности, возможность оказаться в другом мире, иллюзорном и более совершенном, безусловно, притягивали к себе внимание.
Читать далее «www.prochtenie.ru :: Хьюберт Селби мл. :: Реквием по мечте (Requiem for a Dream)»

http://www.politcensura.ru :: Прикладная политология для невменяемых баб и мужиков

вне серий :: Станислав Белковский | Владимир Голышев :: Бизнес Владимира Путина

Книга Станислава Белковского и Владимира Голышева "Бизнес Владимира Путина" вызывает двойственное чувство. С одной стороны, на фоне отсутствия полноценных материалов о Владимире Путине сам факт попытки анализа его деятельности представляет большой интерес, с другой - книга оставляет ощущение какой-то незавершенности, сомнения. С самого начала приятно поразила точность краткого содержания, приведенного на обложке: собственно говоря, после него и книгу читать не обязательно, основная суть уловлена просто замечательно. Наверное, для затравки стоит все же оставлять простор для фантазии читателя, мотив для того, чтобы раскрыть книгу и начать читать.

В первой части книги опубликованы публицистические размышления С.Белковского, оформленные в виде своеобразных эссе, более развернутых (если судить по концевым сноскам) по сравнению с опубликованными в различное время статьями. Автор попытался дать свой ответ на регулярно поднимаемый вопрос "Who is Mr. Putin?". Парадоксально, но этот вопрос не утратил своей актуальности спустя 6 лет с момента избрания В.Путина. Сам факт того, что президент страны остается загадкой для своих граждан, говорит о том, что он, как олицетворение верховной власти в государстве, чрезвычайно далек от своего народа, непонятен как простым гражданам, так и тем, кто более тесно связан с государством и политикой. И это обстоятельство неоднократно упоминается в "Бизнесе...".

Как отмечено в кратком содержании книги, "авторы книги не слишком интересуются идеологией Путина... Поскольку и героя книги идеология тоже не интересует". Сатирическая иносказательная форма подачи материала, сдобренная столь образным, метафорическим и эвфемистическим языком, позволяет автору улавливать тенденции и переосмысливать их, оставляя, однако, право делать выводы читателям. По всей видимости, именно уважением права читателя на свое собственное понимание смыслов, содержащихся в книге, вынудило С.Белковского не только избегать оценочных суждений в системе "хорошо-плохо", но и выстроить свои выводы таким образом, что читателю остается лишь гадать: так он действительно против Путина или лишь прикидывается?
Читать далее «http://www.politcensura.ru :: Прикладная политология для невменяемых баб и мужиков»

Рецензии :: nbp-info.ru :: Культура времен апокалипсиса

non- fiction :: Адам Парфрей (сост.) :: Культура времен Апокалипсиса

Эта книга для многих стала легендой задолго до своего выхода на русском языке. Спасибо Мише Вербицкому, буквально воспевшему её в свой статье "Хаос и Культура Подполья", вышедшей много лет назад в последнем номере "Элементов". В его изложении это был едва ли не манифест партизанской войны хаоса против культуры. С той поры и возник миф о Культуре Апокалипса как о некой "общей теории восстания", объединяющей в себе конспирологию, магию, все виды сексуальных извращений, наркотики, модификации плоти и так далее. Рациональный мир вытеснил безумие на окраины культуры и делает вид что его не существует, значит нужно взять "весь хаос вселенной", без разбора и пойти в атаку. Миф был действительно красивый и мобилизующий. Однако, на самом деле деятельность издательства «Feral House» никогда не выходила за рамки художественного проекта по распространению «чистой информации». Парфрей - не политик и не революционер. Даже информация о его якобы членстве в «Церкви Сатаны» вряд ли серьёзна. Поэтому, когда «Ультракультура», издание весьма похожее на русскую версию «Feral House», наконец-то издала на русском эту "библию хаоса", то сенсации не произошло.

Зато случился скандал, причём немалый, поскольку Госнаркоконтроль всерьёз постановил изъять и уничтожить весь тираж за "пропаганду наркотиков". Решение, мягко говоря, странное, поскольку в этом издании за пропаганду наркотиков может сойти разве что статья Дэйвида Вударда "Кетаминовая Некромантия", посвящённая использованию данного вещества для разговоров с покойниками.

Читать далее «Рецензии :: nbp-info.ru :: Культура времен апокалипсиса»

Рецензии :: www.nork.ru :: Н. Маширо :: Чёрная медицина: Тёмное искусство смерти, или как выжить в мире насилия

Энциклопедии :: Н. Маширо :: Черная медицина

Н. Маширо
"Чёрная медицина: Тёмное искусство смерти, или как выжить в мире насилия"
Екатеринбург: УЛЬТРА.КУЛЬТУРА, 2005, 432 с.

Можно, наверное, простить доктору философии М. Маширо столь вульгарное определение чёрной магии, из которого он выводит определение такой же по цвету медицины: "Термин «чёрная медицина» возник по аналогии с термином «чёрная магия». Так же, как существует белая магия, занимающаяся добром, и чёрная, ориентированная на зло, есть белая, исцеляющая, медицина и чёрная - медицинские и анатомические познания, которые используются, чтобы калечить и убивать" (стр. 7). Эта высшая учёная степень - доктор философии - присваивается после нескольких лет научной работы и защиты диссертации перед состоящей из профессоров комиссией магистрам как гуманитарных, так и естественных наук, так что не факт, что Маширо работает в области этой самой философии, или культуры, или истории, или литературы, чтобы иметь верное суждение о подобных вещах. Хотя пишет он действительно здорово - не поспоришь. Ну да чёрт с этой чёрной магией (нечастый случай, когда связь с чёртом поминается не в переносном смысле), в конце концов, что такое чёрная медицина, из этого определения более или менее понятно. Добавим, впрочем, ещё одну цитату каратиста-интеллектуала (судя по фамилии, "дальневосточного происхождения"), чтобы стало совсем уж ясно: "Чёрная медицина - это смертельное искусство, изучение которого может вызвать тошноту" (стр. 57). Впрочем, от "белой" медицины тоже частенько поташнивает.

Книга состоит из четырёх частей, каждая из которых в своё время была издана отдельной брошюрой в серии "Чёрная медицина" - это "Жизненно важные точки человеческого тела в ближнем бою" - собственно, первая книга в оригинале и называлась "Тёмное искусство смерти" (1978), далее "Подручное оружие" (1979), "Подлые удары" (1981) и "Уравнители" (1994). Очень богато проиллюстрированное издание. Иначе, впрочем, и быть не может.
Читать далее «Рецензии :: www.nork.ru :: Н. Маширо :: Чёрная медицина: Тёмное искусство смерти, или как выжить в мире насилия»

Gazeta.ru :: Антисемит по праву

Ultra.fiction :: Гилад Ацмон :: Единственная и неповторимая


Джаз, политические провокации и жесткая эротика в романе «Единственная и неповторимая» Гилада Ацмона – израильского саксофониста, ненавидящего сионизм.

Гилад Ацмон преуспел во многом. Музыка, политика, литература – везде он успел добиться успеха, но нигде не стал своим, кроме музыки, которую трудно нагрузить идеологией. Впрочем, его самый известный сольный альбом «Exile» («Изгнание»), в 2003 году названный лучшим в джазовой номинации рейтинга BBC, построен как синтез еврейских мелодий и арабских текстов. Радует это, естественно, только европейцев с их смехотворными идеями общего дома. В длинном списке совместных проектов Ацмона – Йен Дьюри, Шинед О`Коннор, Офра Хаза, The Pogues и Laibach. Музыкантам все равно, пишет ли их одаренный коллега что-то, кроме музыки. А вот соплеменникам не все равно. Они клеймят Ацмона арабским прихвостнем и расистом, отрицающим Холокост.

«Для меня Холокост – это не вопрос о мере преступления, но один из моральных уроков, которые история преподает тем, кто учится жить среди других».

Более десяти лет Атцмон пишет скандальную публицистику, где увлеченно ругает историческую родину. В 2001 году вышел его первый роман «Учитель заблудших». В отзыве на русское издание романа газета «Лехаим» назвала его «жидким удобрением». Перевод действительно оставлял желать лучшего: Ацмону приписали в фамилию еще одну букву и превратили в косноязычного клона Фредерика Бегбедера. Происхождение прочих претензий не требует комментариев. О втором романе «Единственная и неповторимая» (2005) лондонский «Тайм Аут» писал, что это место, где легендарный двойной агент Мордехай Вануну, когда-то сдавший англичанам ядерную программу Израиля, встречается с персонажами фильма «Американский пирог».

снегозадержатели для фальцевой кровли Проститутки Владивостока - развлечение для взрослых.

Читать далее «Gazeta.ru :: Антисемит по праву»

Рецензии :: magazines.russ.ru :: Мария Ремизова :: Ответ знает только ветер. Социальный конфликт в современной прозе

Klassenkampf :: Александр Тарасов :: Революция не всерьез

...Под конец прошлого года вышла книга историка политических движений Александра Тарасова “Революция не всерьез” (Екатеринбург, “Ультракультура”). Это, конечно, не художественная литература, но сам по себе факт показательный: наши издатели не настолько бескорыстны, чтобы бросать на рынок неходовой товар. Так вот, свой серьезный, основанный на множестве фактов анализ Тарасов подает так, что читать эту книгу можно и в целях чистого эстетического наслаждения – столь увлекательный, динамичный вырисовывается сюжет, приправленный иронией по отношению даже к тем фигурам и персонажам, которые вызывают у автора несомненные симпатии.

Но дело даже не в этом. Почему мы вообще заговорили об этой книге? Потому, что всякую палку лучше изучить с двух концов, – меньше вероятности получить в лоб. Тарасов дает возможность внимательно рассмотреть и разобраться, почему революция (если понимать ее не как феномен в конкретных временных рамках, допустим, 91-го года, а как генеральное либерализационное движение, не имеющее пределов, ни территориальных, ни временных) захлебывается и протухает, вырождается в мышиную возню амбиций и напыщенной болтовни. Собственно, главное, что дает аналитический этюд на полях современной политической хроники, – это понимание простейшей истины: ни по щучьему веленью, ни по чьему бы то ни было хотенью энергии на мощную оппозиционную волну не соберешь. Она поднимается сама, подчиняясь своим загадочным законам, выбрасывает импульсы дикой, необуздываемой энергии, точно сверхновая звезда, а потом, переломав и перекрушив хлипкие человеческие постройки, с недовольным ропотом опять уходит в неведомые глубины… И сколько еще проспит там – Бог весть. Странно, но эта волна, точно и правда состоит в прямом родстве с цунами и смерчами, всегда возникает неожиданно. Кто в 1917 году ожидал столь бесславного конца Российской империи – пришедшего от малограмотных голодранцев, которые и сами-то хорошенько не знали, чего хотят (что думали современные моменту аналитики, досконально зафиксировала наша тогда же сокрушенная литература – откройте хоть “Белую гвардию”, хоть “Окаянные дни”, хоть любую другую книгу на выбор)? А кто – скажем, в каком-нибудь 80-м – ждал, что гикнется “совок”? Да никто! И надеяться было невозможно, казалось, он будет вечно…

Мария Ремизова

Полностью здесь :: http://magazines.russ.ru/october/2006/8/re7.html

Шлюхи для интим - досуга, проститутки . Секс супругов

Еженедельный бюллетень «Книжная витрина» :: Скромное обаяние радикала

вне серий :: Алексей Цветков :: Баррикады в моей жизни

 Когда-то узнал у Курицына, что прозаик Цветков - сюрреалист, и поэтому читать его книгу вовсе не собирался. Потом полистал - вроде, нон-фикшн - и постепенно втянулся. Цветков интересен как тип домашнего экстремиста. Такой полноватый мальчик из культурной семьи, которого все тянет на баррикады. К тому же эти ребята всегда забавляют меня после того старого анекдота: "Девушка, вы могли бы полюбить радикала? - Ради чего?"

Пишет Цветков хорошо. Главное, нет у него этой извечной проблемы молодых литераторов, когда графоманствовать хочется, но не о чем: наполнения нет. О! - в его жизни столько всего уже было, что рассказывать да рассказывать. Только приходится себя ограничивать, тема все-таки четко обозначена: баррикады в моей жизни.

В юности он увидел по телевизору арабские беспорядки в Копенгагене, и его "зацепило". "Это было как влюбленность". Затем - личные воспоминания об августе 91-го, действительно интересные для тех, кто не был тогда в Москве. Жириновский, публично поддержавший путчистов и показывавший толпе "фак" с балкона гостиницы "Москва". "Мне сразу стало ясно, чего тут не хватает и чем я сейчас займусь". Шестнадцатилетний гимназист Цветков ломал и складывал в кучу заборы. А рядом два профессорского вида дядьки беседовали о Бердяеве. Ночью он участвовал в "агитации бронетехники", и командир колонны сразу перешел на сторону парламента. "Что ожидало бы танкового командира, окончись путч иначе?" - смешно рассуждает Цветков, словно знает сейчас, каков был приказ и зачем технику подогнали к зданию. В Москву он тогда приехал с юга, где в пионерлагере "Орленок" изображал перед американскими гостями юного нонконформиста в драных джинсах.

А вот воспоминания об осени 93-го читаются совсем иначе. Два года назад этому пацану хотя бы зубы гопники выбили (и девушка в первый раз отдалась). Баррикады же 93-го обошлись без всяких последствий. И не берусь ничего утверждать, но его личные будто бы "свидетельства" о кровавой ночи в Останкине выглядят поздним сочинением "очевидца", каких я много перевидал. Нет там ни одной живой детали...
Читать далее «Еженедельный бюллетень «Книжная витрина» :: Скромное обаяние радикала»

KULT просевет :: Алексей Цветков| Баррикады в моей жизни

вне серий :: Алексей Цветков :: Баррикады в моей жизни

 Алексей Цветков — писатель, редактор революционного издательства «Ультра.Культура», анархист и политический экстремист — притом, что его проза, даже в отрыве от радикальных идей, одна из лучших сегодня в России — у нас практически неизвестен. На презентации «Баррикад» Цветков говорил по этому поводу, что таинственные «они» намекали — будь он потише, шансы на определённый литературный успех были бы. Совмещать литературную и политическую деятельность оказывается сложно — хочется быть экстремистом-писателем, а увлечёшься — окажешься писателем-экстремистом. Ещё добавлю, что Алексей Цветков — классический персонаж Культуры Апокалипсиса. В хорошем, то есть, смысле, а не как Григорий Грабовой — в том, что это один из тех немногих людей, которым удаётся совмещать социальный (анархия, коммунизм), религиозный (гностицизм, ислам) и художественный (авангардное искусство) радикализмы, придавать всему этому приятную оболочку и подрывать, поражая сознание «старшеклассников и студентов гуманитарных вузов», как писал об «особо опасном для молодёжи» Цветкове давно когда-то Бильжо, не тот, конечно, который психиатр и по телевизору, а другой Бильжо, однофамилец просто.

Собственно, и всю деятельность Цветкова надо рассматривать с позиции этого совмещения. В «Баррикадах в Моей Жизни» Цветков называет раннюю, психоделическую ещё, «Лимонку» мостиком между обиженным судьбой гопником, остановившимся у библиотеки, и интеллектуалом, снизошедшим до стрельбы в тире. Более раннее «Суперприсутствие» взывало к объединению радикала абстрактного — ставящего на полку Генона, Ги Дебора, Фуко, но не решающегося облечь свой протест в силовую форму, и радикала конкретного — готового не в книгах драться с ОМОНом, но искренне уверенным, что во всех бедах виноваты олигархи, жидомасоны, осьминоги, инопланетяне, просрали Россию (подчеркнуть нужное). Следующей по идее, да и в духе всё той же ранней «Лимонки», должен стать союз недовольных по всему миру, привлекаемых к друг другу уже не общими взглядами, идеями, мнением, но общим гностическим пониманием того, что окружающее неправильно. «Баррикады в Моей Жизни», с этой точки зрения, точка пересечения между поклонником Цветкова-анархиста (первая часть — классическая по форме, энергетическая и достаточно пафосная по сути) и любителями Цветкова-прозаика (пресловутый леворадикальный абсурд). Первая прямая — воспоминания о баррикадах в хронологическом порядке, вторая — литературная ретроспектива по мере увеличения градуса экспериментальности происходящего. Прямые выглядят параллельными, но образующийся посередине переход убеждает, что между человеком, читающим странные книжки, и чуваком, искренне верящим в повторение 68-ого, столь же много общего, как и между смотрящими Петросяна и голосующими за Единую Россию.
Читать далее «KULT просевет :: Алексей Цветков| Баррикады в моей жизни»

www.ej.ru :: Неконструктивная критика

Вне серий :: Станислав Белковский | Владимир Голышев :: Бизнес Владимира Путина

Политический кризис на Украине сделал медиагероем дня в России политолога Станислава Белковского — как главный эксперт по жизни соседней республики он не покидал страниц газет и экрана телевизора. И так совпало, что именно сейчас модное издательство «Ультра.Культура» выпустило сборник статей Белковского и его коллеги по Институту национальной стратегии Владимира Голышева «Бизнес Владимира Путина» — собрание хлестких антипрезидентских памфлетов и академических меморандумов с экономическими выкладками.

Вроде бы всем оппонентам нынешнего режима остается только радоваться — Белковский ругается на Путина не в призрачном интернете или недолговечной газете, а в книге, изданной в твердом переплете, с изящным оформлением, на хорошей бумаге, пятитысячным тиражом. По внешнему виду это даже слишком респектабельная критика власти, но и автор — человек солидный. Учредитель и президент Института национальной стратегии, основатель и владелец сайта АПН. Ру, политконсультант, среди клиентов которого были в свое время Константин Боровой, Сергей Доренко, Борис Березовский, Юлия Тимошенко, страстный публицист, которого равно готовы печатать «Известия» и «Завтра». Писатель, в конце концов — в новой книге есть два вполне беллетристических ядовитых отступления в духе Салтыкова-Щедрина, а года три назад Белковский под псевдонимом Андрей Штольц выпустил претенциозную и скандалезную фантасмагорию «Либертриллер. Краткая история четырех убийств». И вот столь нетривиальная и одаренная личность в столь весомой форме обсуждает возможности досрочного добровольного ухода Владимира Путина и призывает к (мирному) государственному перевороту. Кажется, весомый камешек получила оппозиция для своей общей пращи.
Читать далее «www.ej.ru :: Неконструктивная критика»