Юлия Юзик :: Невесты Аллаха :: Фрагмент :: Глава 5 :: Как женщина превращается в куклу

их невольница ты идей?
Зачем тебе охотиться на людей? Ты попала к настоящему колдуну, Он загубил таких, как ты, не одну!
Словно куклой, в час ночной
Теперь он сможет управлять тобой!
Все происходит, как в страшном сне,
И находиться здесь опасно мне!

Песня «Кукловод», исполнялась группой «Король и Шут» на рок-фестивале в Тушино в тот момент, когда взорвалась первая шахидка.

Но как они становятся зомби? Как живая молодая женщина может превратиться в орудие убийства? Читать далее «Юлия Юзик :: Невесты Аллаха :: Фрагмент :: Глава 5 :: Как женщина превращается в куклу»

Эдуард Лимонов :: Стихотворения :: Хорошо и скушно быть поэтом

Хорошо и скушно быть поэтом
Только русским комариным летом
На старинной даче с самоваром
Хорошо поэтом быть нестарым
Да еще с бутылкою порой
Обнимаясь тонкою рукой

И грибы – отрада для желудка
В лес пойдешь – загадочно и жудко
И с подругой Леной и воды
Вы плюете в темные пруды

Ходит бабка как больной ребенок
Колокольню видно за горой
И когда пойдешь отлить спросонок
То раздавишь ягоды ногой

Хорошо поэтом быть в России
Но теперь Россия на замке
И цветы косые и кривые
У меня в протянутой руке

Бог простит земельныя уродцы
И без нас там что-то происходит
Каждый день встают большие солнцы
И под вечер солнышко заходит

Эдуард Лимонов :: Стихотворения :: Картина мира

Браунинг взвел китаец
Нож достает малаец
Пятеро храбрых бразильских ребят
Банк гробануть хотят

Жизнь происходит круто
У капитана Кнута
Кнут капитан продал АК
И купил в Макао песка

Таиландский рыбак и малайский пират
Получили калашников-автомат
Им пожимая желтые руки
Кнут обещает привезть базуки

Том руку Дику перетянул
И шприц ему в вену воткнул
В Нью-Йорке в кровати ребята лежат
Не выйдет из них солдат…

Эдуард Лимонов :: Стихотворения :: Старый фашист (Пьер Грипари)

Старый фашист (Пьер Грипари)
на «днях литературы» в городе Коньяк,
посоветовавший мне прочесть Нерваля,
умер недавно…
Старый французский фашист и старый педераст.
Нерваля я не прочёл, но знаю,
что он повесился на фонаре в Париже
под первыми лучами зари
на улице Старого Фонаря. Как красиво!
Проклятый поэт должен быть фашистом.
Другого выхода нет.
Все мы одержали победу (то есть
потерпели поражение) в 1995-м и рядом
Краинские сербы потеряли их землю,
Я потерял Наташу.
Не удалась попытка Денара
отбить Коморские острова.
И умер Миттеран фараон…
(Умер даже Бродский – мой антипод-соперник.
Некому посмотреть на меня,
один я остался)
Проклятый поэт должен быть фашистом.
Не удалась попытка…
Христос проиграл…
И Че Гевара с Мисимой, и Пазолини,
мы все проиграли, т.е. выиграли все…
Мы в тысячный раз выходим с тобой
из жёлтой больницы, Наташа,
у Нотрэ Дам (О, госпиталь Бога!), и апрель
наступает опять и опять…
Я был фашистом, когда я шёл с тобою
по каменным плитам
госпиталя Бога…
Я был им…
Я им остался.
Ты превратилась в бродяжку, панкетку, рок-группи,
пожирательницу грибов, в
женщину-газированный автомат.
А я не могу больше быть и…
только фашистом
примет меня земля.

Эдуард Лимонов :: Стихотворения :: Принцем Тамино, с винтовкой и ранцем

Принцем Тамино, с винтовкой и ранцем
Немец австрийский Гитлер с румянцем
По полю французскому славно шагал
Но под атаку газов попал

Кози фан тутте. Ди Зауберфлёте
Австрийского немца моцартовы ноты
Ездил в Париж. Жил полжизни в каретах
Музыку сфер записал он в дуэтах

Курфюрсты. Эрцгерцоги. Клары. Кораллы
Наци вина нацедили в бокалы
Гомо-фашисты, Эрнст-Ремы и гомо
Имя Моцарта фашистам знакомо.

Будь я эсэсовцем юным и смелым
Слушал бы Фьердилидж с Дорабеллой
Два офицера: Гульельмо, Феррандо
Их Муссолини прислал контрабандо
Двух итальянцев, – штабистов смешливых
В наши кафе кобылиц боязливых

Как я люблю тебя Моцарт-товарищ,
Гитлер-товарищ – не переваришь,
Гитлер амиго принцем Тамино
Нежно рисует домы в руино…

2002, Лефортово

коньки зима лето Велосипедные петухи: велопетух. Велосипедные обода.

Эдуард Лимонов :: Стихотворения :: Тюрьма шумит от двери до двора

Тюрьма шумит от двери до двора
С утра вползает влажная жара
И выползает мокрый влажный зверь
Чтобы в окно протиснуться теперь

Тюрьма гудит, кричит и говорит
Тюрьма ключами ковано стучит
На cуд-допрос на Бледный Страшный Суд
Нас пацанов испуганных влекут

Тюрьма живёт вся мокрая внутри
В тюрьме не гаснут никогда, смотри!
В тюрьме ни девок нет, ни тишины
Зато какие здесь большие сны!

Тюрьма как мамка, матка горяча
Тюрьма родит, натужная, кряхча
И изрыгает мокрый, мёртвый плод
Тюрьма над нами сладостно поёт

«Ау-у-у-у! Соу-у-у-у! У-ааа!
Ты мой – пацан, ты мой, а я мертва
На суд-допрос, на Бледный Страшный Суд
Тебя пацан, вставай пацан, зов-уут.»

Гейдар Джемаль :: Революция пророков :: Фрагмент :: За пределами постмодернизма

Недоверие как способ метадиалога
1. Мыслящая часть западного человечества привязана к одной упорной иллюзии: она
верит в необратимое развитие человеческой цивилизации из точки А в точку Б.
Никакой скепсис последних ста лет, никакая критика провиденциализма и «больших
повествований» не смогла расшатать эту инстинктивную привязанность к
эволюционной идее. Читать далее «Гейдар Джемаль :: Революция пророков :: Фрагмент :: За пределами постмодернизма»

Брюс Хофман :: Терроризм изнутри :: Фрагмент :: Движение сторонников белого господства

На другом конце земного шара, в самом сердце Америки, применение насилия сходным образом оправдывается религиозными обязательствами, являясь способом свержения ненавистного светского правительства и обретения как очищения, так и религиозного спасения. Взрыв в Федеральном административном здании Альфреда П. Мюрра в Оклахома-Сити в апреле 1995 года неожиданно для всех пролил свет на деятельность внутреннего жестокого движения христианских сторонников белого господства, проводимую им задолго до трагедии. Читать далее «Брюс Хофман :: Терроризм изнутри :: Фрагмент :: Движение сторонников белого господства»

Тони Уайт :: Трави трассу. Сатана! Сатана! Сатана! :: Фрагмент :: Сатана! Сатана! Сатана! :: Глава IV

Реджинальд С. Феллоуз был вдумчивым и слегка озабоченным преподобным отцом в духе благородной традиции вдумчивых и слегка озабоченных преподобных отцов, которую на протяжение столетий воспроизводила старая добрая Англиканская церковь. Его красное лицо и клочковатые волосы говорили о слишком уж, пожалуй, сильной для человека его положения любви к старой доброй крови Христовой, и, может быть, думал он, запирая дверь ризницы в огромном старом соборе, бывшем его обиталищем добрых лет тридцать, именно эта любовь и заставила так его вляпаться. Он никак не мог взять в толк, почему вчера так ужасно отклонился от темы речи, заранее им сочиненной для ежегодного епископского обеда, разве что вправду вину нужно было валить на ослабшее с возрастом и чудовищным литражом сопротивление соблазна Бахуса. Читать далее «Тони Уайт :: Трави трассу. Сатана! Сатана! Сатана! :: Фрагмент :: Сатана! Сатана! Сатана! :: Глава IV»

Тони Уайт :: Трави трассу. Сатана! Сатана! Сатана! :: Фрагмент :: Трави трассу :: Глава I

Стоя у скамьи подсудимых, Уилл Гудмен отстраненно обдумывал свое положение. Эту отстраненность лишь усиливал основательно приправленный сканком косяк, выкуренный им перед выходом из сквота. До недавнего времени тонкости уголовного законодательства ровным счетом ничего для него не значили. До недавнего времени. Читать далее «Тони Уайт :: Трави трассу. Сатана! Сатана! Сатана! :: Фрагмент :: Трави трассу :: Глава I»