Рецензии :: nbp-info.ru :: Культура времен апокалипсиса

non- fiction :: Адам Парфрей (сост.) :: Культура времен Апокалипсиса

Эта книга для многих стала легендой задолго до своего выхода на русском языке. Спасибо Мише Вербицкому, буквально воспевшему её в свой статье «Хаос и Культура Подполья», вышедшей много лет назад в последнем номере «Элементов». В его изложении это был едва ли не манифест партизанской войны хаоса против культуры. С той поры и возник миф о Культуре Апокалипса как о некой «общей теории восстания», объединяющей в себе конспирологию, магию, все виды сексуальных извращений, наркотики, модификации плоти и так далее. Рациональный мир вытеснил безумие на окраины культуры и делает вид что его не существует, значит нужно взять «весь хаос вселенной», без разбора и пойти в атаку. Миф был действительно красивый и мобилизующий. Однако, на самом деле деятельность издательства «Feral House» никогда не выходила за рамки художественного проекта по распространению «чистой информации». Парфрей — не политик и не революционер. Даже информация о его якобы членстве в «Церкви Сатаны» вряд ли серьёзна. Поэтому, когда «Ультракультура», издание весьма похожее на русскую версию «Feral House», наконец-то издала на русском эту «библию хаоса», то сенсации не произошло.

Зато случился скандал, причём немалый, поскольку Госнаркоконтроль всерьёз постановил изъять и уничтожить весь тираж за «пропаганду наркотиков». Решение, мягко говоря, странное, поскольку в этом издании за пропаганду наркотиков может сойти разве что статья Дэйвида Вударда «Кетаминовая Некромантия», посвящённая использованию данного вещества для разговоров с покойниками.

Книга изданная «Ультракультурой», – совсем не тот текст, о котором писал Вербицкий. В его статье описывалась «Apocalypse Culture I», изданная в 1987, но большая часть статей из этой книги так и остались не переведенными на русский. Вторая книга, выпущенная «Feral House» так же представлена не полностью. Перед нами микс из двух книг, причём тексты отобраны по совершенно непонятной логике. Что ещё хуже, не все тексты переведены качественно. Хватает и опечаток, и ляпов. Но, невзирая на это, книга получилась по-настоящему интересной и актуальной.

Главный плюс книги – её беспристрастность. Парфрей просто даёт высказаться даже самым спорным и неприятным персонажам, не приглаживая и не редактируя их мысли. Рядом напечатаны интервью с садистами-педофилами и полный текст «Закона о запрещении детской порнографии». Логичные и информативные статьи про «Высокотехнологические маркетинговые исследования» соседствуют с откровенно параноидальным, но талантливым бредом о масонах и пришельцах.

К тому же в издании хватает действительно хороших, с литературной точки зрения, текстов… Например «Странное преступление Иссиея Саггавы» Колина Уилсона, взвешенное и вдумчивое исследование истории талантливого и застенчивого каннибала. Или «Сексуальные рабы дядюшки Рони» Роберта Стерлинга, по настоящему смешное исследование американской конспирологической порнографии на примере книг, в которых от первого лица рассказывается о ритуальных сексуальных издевательствах, которым авторов-женщин подвергали первые лица государства (жаль, что нет подобной литературы про Путина и Суркова). Еще хороши на удивление талантливые и жестокие письма и стихи Джона Хинкли, посвященные Джоди Фостер. Если кто не знает – Хинкли ради своей любви к актрисе чуть не замочил президента Рейгана. Надеюсь, что кто-нибудь сейчас пишет подобные письма Ренате Литвиновой. И посматривает на портрет гаранта…

В чём же актуальность книги? Ну статьи, ну психи, ну весело… Не весело. Жутко. Именно в этом и актуальность.
Ещё недавно было модно рассуждать о торжестве постмодернизма и конце истории. Слишком серьёзный модернизм почти доигрался до атомной войны, и единственным выходом казался спектакль. Апокалипсис отменяется, всем спасибо, все свободны. А теперь – дискотека… Но на самом деле постмодернистская картина мира вовсе не уничтожила историю, она просто отказалась её замечать. Если мы что-то игнорируем и относимся к этому несерьёзно – значит этого не существует. И Культура Апокалипсиса изначально возникла именно как инстинктивный ответ «возбуждаемых» на атмосферу «дисциплинарного санатория». Но дисциплинарный санаторий оказался недолговечным, неудачным экспериментом. Хватило всего одного сентябрьского дня, чтобы разрушить все иллюзии. 11.09 наглядно доказало всем, что мир жесток и неуправляем. Неслучайно следующей книгой Парфрей стал сборник «Extreme Islam: Anti-American Propaganda of Muslim Fundamentalism» изданный в России Ультракультурой под названием «Аллах не любит Америку» и внесённой ФСБ в чёрный список книг, не рекомендуемых к продаже. Последнее – симптоматично.

Если на западе спектакль заканчивается, то в России он даже не начинался. Там книги Парфрей ещё не запрещают. Может и не будут запрещать. В России же обыденная жизнь такова, что для её описания идеальнее всего подходит формат Культуры Апокалипсиса. Любые другие эстетики будут искажением реальности. Просто внимательно почитайте новости или съездите в провинцию. Никакие тексты «безумных поэтов» не смогут быть страшнее обычного протокола, написанного похмельным ментом. Постмодернизм заканчивается там, где начинаются пытки. В России пытки ещё никогда не прекращались.

На мой взгляд, Культура Апокалипсиса – это в первую очередь радикальная и эпатажная попытка донести то, что на самом деле творится в мозгах наших сограждан. Постмодернизм был красивым сном. Пробуждение неприятно, но просыпаться надо. Иначе всё произойдёт как в завершающем книгу грустном рассказе «Корабль Дураков», написанном легендарным террористом-индивидуалистом Тадеушом Качински. Да, тем самым «Унабомбером».

На этот раз юнга разозлился.
«Вы, проклятые глупцы! — закричал он. — Неужели вы не видите, что творят капитан и его помощники?! Они делают так, чтобы вы постоянно были заняты вашими ничтожными жалобами насчет одеял, жалованья и собаки, которую пинают. И это все для того, чтобы вы не задумывались — что на самом деле не так с этим кораблем. А он все дальше и дальше плывет на север, и все мы утонем. Если бы всего лишь несколько из вас опомнились, объединились и захватили ют, мы могли бы развернуть корабль и спастись. Но все, чем вы занимаетесь, — скулите по поводу своих мелких несерьезных проблем, связанных с условиями труда, игрой в кости и правом сосать члены!
«Фашист!» — заклеймил юнгу профессор.
«Контрреволюционер!» — сказала пассажирка-активистка. Их поддержали все пассажиры и члены экипажа, точно так же назвав юнгу фашистом и контрреволюционером. Они оттолкнули юнгу и снова стали сетовать насчет жалованья, одеял для женщин, права сосать члены и плохого обращения с собакой. Корабль продолжал плыть на север, а через какое-то время его расплющило между двумя айсбергами, и все люди, находившиеся на судне, утонули.


Агент Хаоса

http://limonka.nbp-info.com/limonka_1165252550_article_1165258571.html

Добавить комментарий