Блистательное крушение

Блистательное крушение
Александр Проханов затопил свой “Теплоход “Иосиф Бродский”

Александр А. Вислов
Для Ведомостей

19.06.2006, №109 (1636)

Новый роман Александра Проханова “Теплоход “Иосиф Бродский”, вопреки ожиданиям, не вызвал никакого скандала. Очередные фантазии еще вчера модного писателя оказались настолько дикими, что дочитать его книгу до конца мало кому под силу.

Роман, скромно лежащий на полках книжных магазинов, произвел и в профессиональных кругах, и в общественном сознании эффект, сравнимый с легкой рябью на водной глади. Это как минимум странно, если вспомнить о бурях, бушевавших не так уж давно вокруг романа “Господин Гексоген”. Это странно вдвойне, если учесть активность пламенного публициста Проханова в медийном пространстве. И втройне, потому что в новом сочинении явно читается навязчивое желание Проханова “переиродить” самого себя.

Само провокативное заглавие книги, нацеливающее штык-перо в сторону одной из главных священных коров российской интеллигенции, вроде бы должно было вызвать скандальный интерес. Не вызвало.

Появилась разве что пара рецензий в загодя раздобывших текст глянцевых журналах, транслирующих какую-то обескураженность предметом описания. Скудновато для объемистого тома, где на 571-й странице закалывают кортиком в постели действующего президента РФ — конформиста, симпатягу и горнолыжника с орфографически диким именем Парфирий Антонович Мухин. А на странице 622-й романный персонаж “писатель Проханов” регенирирует — в духе борхесовского Пьера Менара — сакральные строфы поэта Бродского “Ни страны, ни погоста не хочу выбирать…”. И где в промежутке между двумя этими знаковыми событиями случается фабульная кульминация: горняк Степан Климов, погибший в результате завала в воркутинской шахте, а затем наново родившийся в подземных угольных пластах в виде терминатора, уничтожает Исаакиевский собор Санкт-Петербурга вместе со всей политической, деловой и культурной элитой страны.

Собственно сюжет представляет собой штирлицевские похождения главы президентской администрации Василия Есаула (читай: Суркова, Козака, возможны варианты) на борту лайнера “Иосиф Бродский”, где карикатурные враги России готовят генетическую революцию.

Равнодушие публики и критики к “Теплоходу” легче всего объяснить усталостью от сочинений, так или иначе обыгрывающих образ президента и муссирующих “проблему-2008”. Но скорее дело все-таки в самом романе, где характерная манера “позднего” Проханова, похожая на 15-раундовый град оплеух несчастному общественному вкусу, доведена до последней (хочется верить) черты и заставляет подозревать у писателя признаки необратимых навязчивых состояний: слово “жид” по частоте употребления в тексте уступает разве что слову “семенники”.

Подозреваю, что большинство из тех, кто купит этот роман, впадет в ступор задолго до финала, но дочитавшим все-таки будет чему изумиться. Потому что в конечном счете чудовищная прохановская конструкция кажется сооруженной ради двух последних страниц. Где лирический герой Проханова перерождается в альтер-эго Иосифа Бродского (не теплохода, а человека) и идет на Васильевский остров сочинять знаменитые строки. И вдруг обнаруживается, что многостраничный параноидальный сюжет приводит к парадоксальной для Проханова мысли. Выходит так, что от нашей эпохи, возможно, останется лишь “печальный и изысканный стих”. В котором нет ни иудея, ни антисемита.

Портативные зарядные устройства — внешние Power Bank аккумуляторы для планшетов в Украине. Панорамные лифт в коттедж. флеболог в москве

Добавить комментарий