РИА НОВОСТИ :: Илья Кормильцев| online конференция

Российское агентство международной информации НОВОСТИ ::

Шоу-бизнес и контркультура

Умка (Анна Герасимова), Илья Кормильцев

online конференция, 15/06/2006

ответы на вопросы ::

1. Ольга Иванская , Манихино : Как вам кажется, что вам больше удается: поэтическое творчество или переводы? Что вам доставляет большее удовольствие?

Илья Кормильцев: В целом творить от собственного лица гораздо интереснее и метафизически правильнее. Но бывают ситуации, когда полезно умалиться и попробовать поговорить с чужого голоса. Многому учишься, мобилизуешь какие-то совсем другие энергии — отчасти это как опыт жизни сразу в нескольких оболочках. Перевоплощаться вообще полезно, если это не превращать в профессию, как актеры. Возможно, что душа должна прожить все возможные для себя формы существования, прежде чем завершить свой путь. Так что переводы полезны не только творчески, но и на спиритуальном уровне…

2. Алина : Современные деятели «андеграунда» свободно выступают на «академических» концертных площадках (ЦДХ, ЦДЖ, например), пачками издают компакты и книжки. В чем же тогда их «андеграундность»? Или это теперь только ярлычок для обозначения??

Илья Кормильцев: С самого начала — мне не нравится термин андеграунд, поскольку он предполагает некую степень подавления, как правило, политического. Это не всегда так, битников, например, политически никто не подавлял, они были вполне себе андеграундом. Равнодушие или невосприимчивость общества может быть вполне точно таким же фактором отвержения, как и прямое силовое давление. Зачастую даже гораздо больше. Я вообще не люблю всяких этих слов — контркультура, субкультура, андерграунд, для меня, условно говоря, есть искусство — и культура. Культура — это обезжиренное и обезвреженное, без холестерина, искусство, пригодное для употребления обывателю, чтобы выступать для него заменителем смысла жизни, не давать ему помнить о том, что он сдохнет, как собака, и от него даже души не останется. Так что для меня слово «андеграунд» является каким-то не столь удачным заменителем слова «культура».
Умка (Анна Герасимова): Думаю, ни в чем. Наверняка ярлычок, и больше ничего. По-моему, просто неправильно заявлена тема конференции: термины «андерграунд» и «контркультура» нуждаются в кардинальном пересмотре, и, собственно, этот пересмотр как тема уже многократно обсужден. Как я уже говорила, границы размыты — и поставщиков нематериальных ценностей, и их потребителей. Мне совершенно все равно, причисляют нас с этоку контр- и андер- или нет. Мне гораздо интереснее, доходит ли до публики то, что мы делаем, и насколько она, публика, это понимает. Насколько у нас с ней есть контакт.

3. Фро , р. Карелия, г. Кондопога : Принимаете ли вы корреспонденцию частного характера и по какому адресу?

Илья Кормильцев: akdeniz@list.ru, http://karmakom.livejournal.com/.

4. Зотова Оля , Одесса : Вам не обидно, что в основном Вас знают как человека, который является автором текстов песен «Наутилуса», а про нынешнюю деятельность упоминается вскользь? Вы сами как считаете, что в Вашей жизни было самым удачным проектом?

Илья Кормильцев: Судя по статистике запросов в Яндекс.ру и Гугл.ру, это уже не так, по крайней мере в Интернете. Но главное даже не это, а мнение важных для меня и близких людей. Они, к счастью, про «Наутилус» уже и забыли. Я не знаю, что было самым удачным проектом в моей жизни, будем надеяться, что он еще впереди, в конце концов, самое страшное — это когда человек говорит сам себе: «ну все, все, что я хотел, я в своей жизни сделал». Мне таких людей очень жалко. К сожалению, к этой категории относится большинство моих знакомых сверстников.

5. Василь , Киев : Слушаете ли вы, общаетесь ли с теми, кто работает в таком же ключе, что и вы, из представителей бывших союзных республик? В какой из этих стран есть наиболее продвинутые деятели «контркультуры»?

Илья Кормильцев: По возможности — да, хотя такая возможность выпадает не часто. Ведь мы, несмотря на современные средства коммуникации, зачастую живут в осколочном, раздробленном пространстве, где нелегко узнать о том, что чувствуют люди в Туле, не говоря уже о другой стране. Недавно я побывал с большим насыщенным визитом в Киеве, где не был семь лет. Я в восторге от киевской творческой среды. Наверное, если бы у меня была возможность побывать в других местах, я бы нашел там тоже много для себя интересного.
Умка (Анна Герасимова): Общаемся с теми, к кому ездим, в основном с Украиной. Там в результате последних событий началась очередная перестройка, со всеми вытекающими: людям «снизу» стало легче пробиться на большую сцену, веселее стало работать. К сожалению или к счастью, «в таком же ключе» мало кто работает, и послушать, как всегда, нечего, но ребята попадаются очень даже славные.

6. Миляев Олег , Калуга : В советское время перед творческой личностью, желающей самореализоваться, стояли барьеры идеологические, теперь — стоят барьеры финансовые. Надо денег на хорошую студию, желательно иметь богатого продюсера, чтобы проплачивать радиоротации и т.д. Эта ситуация ущемления творческой личности в угоду попсовикам-затейникам — она навсегда?

Илья Кормильцев: Собственно говоря, это и пытался объяснить нам всем детский писатель Носов в книжке «Незнайка на луне». Это капитализм как он есть, и единственная возможность с этим справиться — уничтожить капитализм. Кстати, я не вижу особенной разницы между идеологическими и финансовыми барьерами. Деньги — это тоже идея, инструмент, изобретенный человеком, а не созданный природой. Вы удивитесь, но деньги, так как их понимают сейчас, существуют немногим более трехсот лет.

7. Виктор , СПб : Судя по идеологическому разноголосью авторов вашего изд-ва «Ультра.Культура», любимым крылатым выражением И. Кормильцева должно быть вольтеровское: «я готов отдать жизнь за то, чтобы вы имели возможность высказаться». Это действительно так?

Илья Кормильцев: Не знаю, готов ли я за это отдать жизнь, но считаю, что без этой возможности мы все рискуем отдать жизнь гораздо быстрее.

8. Виктор , Москва : Как решаются проблемы с продиводействием структур типа Наркоконтроля публикации и распространению книг прогрессивной тематики, в том числе посвященных проблеме наркотиков?

Илья Кормильцев: Стараемся водить их за нос. В структурах этих, как правило, работают люди не шибко мощных умственных способностей, к тому же их больше всего интересуют деньги, а деньги проще взять в ближайшем таджикском поселке, чем в издательстве «Ультра.Культура».

9. Винни П. : А вы сейчас пишете песни?

Илья Кормильцев: Да, иногда пишу. Но, как это ни смешно, за все эти годы, если не считать собственных проектов, я так и не смог найти себе заинтересованного соавтора.

10. Паша , Москва : Почему в так называемой контркультуре так много наркоманов и гомосексуалистов?

Илья Кормильцев: Знали бы вы, сколько тех и других в политической элите. Просто в контркультуре люди не столь лицемерны, как в других социальных слоях.
Умка (Анна Герасимова): Не больше и не меньше, чем в шоу-бизнесе, верхних эшелонах власти и в среде сисадминов среднего звена. Просто в так называемой к/к принято этим гордиться и всячески выпячивать ради промоушена собственной персоны. Не сочувствую.

11. Дэн , Москва : Уважаемый Илья! Вы участвуете в «Произвольной космонавтике»? Вы будете там петь или читать стихи?

Илья Кормильцев: Читать стихи под музыку.

12. Почитатель творчества , Владивосток : Где первее всего назревает протест, создающий новые направления в культуре: в литературе, живописи, музыке? Всегда ли эти протестные настроения исходят от молодежи?

Илья Кормильцев: В разные эпохи протест выбирает для себя разные направления. Это как магма в жерле вулкана — не всегда понятно, в какую сторону она потечет. Большое значение имеет и случайность, и мода, и появление новых технологий. Что касается молодежи, то ее особая протестная роль в определенную эпоху была несколько преувеличена. Мне кажется, заострять внимание на возрасте так же опасно, как на цвете кожи или половой принадлежности. «Не верь никому после 30-ти» — звучит красиво, но самому непримиримому человеку в нашей стране в настоящий момент — Эдуарду Лимонову — 63 года.

13. Валера , Москва : Свобода – это абсолютная ценность или все-таки средство, которое должно быть оправдано какой-то целью? Если второе, то – какой?

Илья Кормильцев: Нет, свобода — не абсолютная ценность, свобода — это средство для достижения абсолютных ценностей. Единственное оправдание — это соответствие целей, с которой используется свобода, намерениям Бога в отношении судьбы человечества.

14. К. : Вот мне кажется, что чтобы начать противостоять поп-культуре, надо сначала плотно с ней столкнуться и вариться в ней какое-то время; у вас есть какой-нибудь такой опыт?

Илья Кормильцев: Я думаю, что это, разумеется, так, но для того, чтобы столкнуться в настоящее время с поп-культурой, достаточно сделать 10 шагов до телевизора иди до радиоприемника, поэтому такой опыт есть практически у всех.

15. Светлана : Нет ли у вас ностальгии по советским временам?

Илья Кормильцев: Нет, у меня нет ностальгии вообще ни по чему, а по советским временам в особенности. Мне кажется, что ностальгия по советским временам — это в основном свойство некоторой прослойки молодых людей, примерно так 70-75 года рождения. У них случайно понятие «советское» совпало с понятием детство. У них не было опыта социализации советского общества, и поэтому они с ним знакомы только в форме Кремлевской елки и конфет «Дюшес». Мне кажется, что люди постарше такой ностальгией не страдают, а те, кто говорят, что страдают, делают это из своих корыстных интересов.

Умка (Анна Герасимова): О нет, я ненавижу совок и всегда буду радоваться, что он наконец умер. Иногда, бывает, защемит сердце при виде полуразвалившихся семидесятных новостроек и пыльных дворов с жестяными ракетами для детей, но это не по совку ностальгия, а по собственному детству и юности.

16. Всеволод Киприянов , Москва : Расскажите, пожалуйста, о связи между контркультурой и антиглобализмом.

Илья Кормильцев: Непосредственно такой связи нет. Так называемая контркультура существует уже три столетия, антиглобализм, или точнее — альтерглобализм — это новейшее политическое течение, безусловно, они пересекаются, в смысле присущего обоим антибуржуазного дискурса. Но мне кажется, что все-таки контркультура намного шире заложенной в ней претензии человеческому обществу, намного глубже и не сводится к борьбе с ТНК или против войны в Ираке.
Умка (Анна Герасимова): Мало что об этом знаю. Предполагаю, что честные мальчики и девочки, воюющие с гамбургерами во имя блинов и пирожков, плохо представляют себе, какие и чьи бабки стоят за этим красивым с виду движением.

17. Леонид , Москва : Как вам победитель нынешнего Евровидения? Это что? Это как?

Илья Кормильцев: В конце концов, если смотреть правде в глаза, Евровидение — это конкурс шутов. Поэтому, когда вместо шутов лицемерных, шутов-ханжей, шутов глянцевых побеждают шуты смешные, шуты честные, это безусловно положительное явление.
Умка (Анна Герасимова): Да никак, а как он может быть? Обычное проявление шоу-бизнеса средней руки. Я вообще не смотрю Евровидение (как и ТВ в целом) и вам не советую. Ничего интересное, отмывка денег, промывка мозгов. Все равно что спросили бы меня, как мне нравится последняя реклама какого-нибудь йогурта или прокладок.

18. Серж , Москва : Как вы оцениваете творчество Вяч. Бутусова после того, как ваш творческий тандем распался?

Илья Кормильцев: По-разному. Начало его сольной деятельности обещало гораздо больше, чем последняя работа. В настоящий момент не нахожу в музыке Ю-Питера ничего особенно интересного.

19. Артём , Москва : А нравится ли вам сам термин «контркультура»? Насколько полно он отражает то содержание, которым, в частности вы, его наполняете? Вы же, как мне кажется, противостоите не всей культуре вообще, а только отдельному — не столь большому — ее сегменту.

Илья Кормильцев: Мне вообще не нравятся никакие термины. Выражение «контркультура» уместно только в том смысле, что речь идет о противостоянии культуре как системе ценностей, акцептированных в буржуазном обществе. Хотелось бы обходиться без этих терминов, но увы, нынешняя ситуация их нам навязывает, поскольку в современном мире-супермаркете положен на полку может быть только товар, который снабжен ценником и штрих-кодом.
Умка (Анна Герасимова): Нет, не нравится. По-моему. этот термин свое отжил, как и многие другие, в частности, термин «культура». По Гегелю — так происходит решительно со всеми явлениями: по мере функционирования явление превращается в свою противоположность, при этом по инерции еще некоторое время сохраняет старое название. Я, честно говоря, избегаю употреблять этот термин. И, кстати, ничему я не противостою, у меня есть занятия поинтереснее.

20. Варлея , Москва : Вы согласны с тем, что «Успех — одна из главных ценностей современного общества»? Разве моральное здоровье, внутреннее счастье, удовлетворение своим трудом — это не больший успех?

Илья Кормильцев: Для начала надо разобраться с тем, что такое успех. Успех ведь может быть и внутренней самооценкой человеком своего состояния. В этом смысле нет никакого противоречия между первым определением и вторым. Но вы имеете в виду, скорее всего, совсем другое. Говоря о современном обществе и успехе, надо помнить, что за успех признаются только вполне определенные вещи. В основном это деньги и, в меньшей степени, публичная известность. Такое определение успеха, безусловно, однобоко и внутренне ущербно.

21. Вил , Владивосток : Добрый день. Не кажется ли вам, что сегодняшняя страсть как официального, прибыльного, коммерческого шоу-биза, так и пресловутого «андерграунда», подполья к перепевкам, каверам, римейкам, revival и прочему переливанию старых песен из пустого в порожнее говорит, прежде всего, о том, что и шоу-бизнес, и контркультура сегодня объединены и поставлены перед фактом: говорить больше не о чем, остается повторять то, что проходило на ура лет этак -дцать назад? Спасибо.

Илья Кормильцев: Безусловно, некоторое пристрастие к вторичной утилизации уже бывшего присуще всему современному искусству. Именно это обычно и называют постмодернизмом. Но я думаю, что дело здесь не столько в отсутствии новых идей, сколько в необходимости освоить, утрясти и уразуметь огромный культурный багаж, созданный второй половиной двадцатого века. Такие периоды в истории общества систематически случаются, ничего страшного в этом нет, в конце концов, все Возрождение художники рисовали одних и тех же святых, и ничего.
Умка (Анна Герасимова): О нет, не кажется. Дело в том, что так называемый «пресловутый андерграунд» таковым уже практически не является, и говорить о нем совершенно не интересно, а то, что в действительности является таковым, никак не называется и никак себя не «позиционирует». Естественно, что в мире тотального «позиционирования», пресс-релизов и ротаций, коммерческий ты или некоммерческий, времени на обдумывание окружающей жизни и собственной головы (если даже она есть) не остается, поэтому самое простое — схватить чужую песню и сделать ее под себя, с понтом вот «так я вижу», как говорили во все времена неинтересные художники. Людей, которым есть что сказать, во все времена можно было перечесть по пальцам, сегодня это в первую очередь Егор Летов, ну и еще несколько человек, в частности, Черный Лукич и Чернецкий. Эти люди тоже иногда делают чужие песни, но им многое можно простить.

22. Sorex , Москва : Анна, а как вы относитесь к тому, что Илья Кормильцев на своем (насколько я понимаю) сайте, публикует произведения убийц, в частности, убийцы Вашего друга? http://jihad.ru/iraq-reggie/. Может, не стоит объединять то, что делает Кормильцев, и то, что делаете Вы, под одним словом «контркультура»?

Умка (Анна Герасимова): Мне ничего об этом не известно. Отношусь крайне плохо. Что касается объединения меня с кем бы то ни было под различными ярлыками — думаю, это не имеет отношения к реальности и не может являться предметом интереса. Мало ли с кем меня можно объединить. Больше всего раздражает деление по гендерному признаку: мужской рок, женский рок… детский рок… А поскольку рамки между контркультурой и так называемой культурой крайне размыты — совершенно все равно, куда быть приписанным. Убийцам невиновных людей место на скамье подсудимых и в тюрьме, но, к сожалению, в последнее время самоощущение потребителя культурной продукции настолько стерлось, что многим, дабы почувствовать себя живыми, необходимы тычки, подзатыльники, уколы булавками в половые органы и так далее. К такой контркультуре я никакого отношения не имею и не буду иметь.
Илья Кормильцев: Честно говоря, меня совершенно не интересует, чем занимается автор в свободное от творчества время. Тем более, что судя по имеющейся у меня информации, он и так сидит за решеткой, так что чего вам еще надо. Если же вы считаете, что человек, совершивший преступление, не имеет право публиковать свое художественное произведение, то у вас, Сорекс, судя по всему, большое будущее. В этом обществе вы всегда найдете, с кем объединиться на общей идейной платформе. Не знаю, имеет ли какое-либо отношение к этому вопросу контркультура как таковая или нет, но наверное, да, в том смысле, что пока есть стремление цензурировать человеческую мысль, необходимы и уколы в гениталии.

23. Alex , Омск : А что лучше? Панки тоже когда-то были контркультурой…

Илья Кормильцев: Это нормально, это диалектика, культура постоянно пытается одомашнить эстетически высказывания, коммерциализировать их, сделать допустимыми, и поскольку на их стороне вся власть государственного аппарата и инерция общественного сознания, ей практически всегда это удается. Необходимо придумывать все новые и новые методы взрывать сознание. Это как состязание снаряда и брони. Иногда художники даже перегибают палку. Но без этого, увы, невозможно.

Умка (Анна Герасимова): Некоторые до сих пор являются. Не вся контркультура хороша, и не вся культура плоха. Естественно, если люди называют себя честно «поп-панками», то это уже продукт поп-культуры. Вопрос не совсем понятен.

24. Теофил : Возможно ли повторение такого явления, как свердловский рок-клуб 80-х?

Илья Кормильцев: Разумеется, нет. Вообще история часто повторяется по существу, но крайне редко в тех же формах. Было особое время, особая среда, люди могли заниматься в свободное время общественной деятельностью, абсолютно не нуждаясь в деньгах, были другие, гораздо более мягкие, механизмы противостояния, но возникновение каких-то творческих объединений, коммун, тусовок, школ возможны, разумеется, всегда.

25. Костя Щурков , Жулебино : Что вы любите слушать — дома, в плейере или в автомобиле?

Илья Кормильцев: Автомобиля у меня нет, плейер я слушаю очень редко. Как правило, по работе. Музыку я чаще всего слушаю дома, и это самая разная музыка, от самой новой до той, которой уже тысяча лет, и в самых разных стилях, жанрах, в зависимости от настроения и потребностей. А вот за работой я могу слушать музыку только относительно нейтральную, днем — радио Джаз и радио Классик, ночью — не слишком агрессивную электронику.

26. Настя : Как вы относитесь к творчеству Joss Stone, и как бы вы определили ее музыкальный стиль? Спасибо.

Илья Кормильцев: К сожалению, никогда не слышал эту исполнительницу.

27. Владислав , Санкт-Петербург : Извините, вопрос не по теме. Кто станет чемпионом мира по футболу?

Илья Кормильцев: Испанцы.

28. Скобеев Дима : Какой путь должен пройти музыкант, чтоб без чьей-либо поддержки стать любимцем публики?

Илья Кормильцев: Я думаю, что одно из основных качеств, которое необходимо в нашу эпоху не только музыканту, но и любому человеку, претендующему на нечто большее, чем просто жизнь частного лица — это упрямство. Несмотря на всю кажущуюся непробиваемость, броня современного мира не выдерживает длительного давления, поскольку сопротивление элементов, ее составляющих, немотивировано никакой высокой идеей, а только мелкими страстями и сиюминутной ситуацией. Люди, живущие только мигом, рано или поздно отступятся перед вашим упрямством и отойдут в сторону, сказав, что ладно, раз уж он такой сумасшедший, поделимся с ним местом под солнцем.
Умка (Анна Герасимова): Смотря на какое количество публики рассчитывать. «Оборона» собирает стадионы, а мы в лучшем случае большие клубы. Путь в любом случае долгий, но преимущество его заключается в долговечности и прочности результата. Быстрая раскрутка — быстрые деньги — быстрое забвение и выкидывание с парохода современности, туда им и дорога. А если ты пришел своим путем, тебя слушают долго и любят сознательно и беззаветно.

29. Игнатов Артур : Можно ли считать проявлением контркультуры музыкантов, поющих и играющих в подземных переходах, на улицах городов?

Илья Кормильцев: Нет, это проявление андерграунда. 😉

Умка (Анна Герасимова): Предлагаю оставить в покое термин «контркультура» как отживший и бесполезный. Поэтому совершенно все равно, навешивать на уличных музыкантов бессмысленный ярлык или не навешивать. Ценность же их (музыкантов) зависит от того, что они поют. Я всегда стараюсь прислушиваться. Очень редко попадаются люди, которые адекватно исполняют собственный качественный материал. Чаще всего — бедолаги, собирающие на пиво с помощью крайне некачественного исполнения старых хитов Цоя, Алисы или Шевчука.

30. Лариса , Питер : Ань, а Вы бы посоветовали молодым людям в плане познания мира попутешествовать автостопом? Это действительно школа жизни, или такой опыт скорее сопряжен с опасностями? Спасибо.

Умка (Анна Герасимова): Обязательно посоветовала бы. Никих особенных опасностей такой способ передвижения не сулит, и что самое главное, напрямую связан с исследованием законов случайности и собственных связей с окружающим миром. Школа правильного поведения в мире: не рыпаться, не биться головой об стену, не плевать против ветра, мгновенно принимать верные решения. Начинаешь дружить с собственной интуицией, это потом очень помогает в других областях. Другое дело, что путешествия автостопом с кучей денег в кармане, как правило, не удаются. Некрасиво ради спортивного интереса втирать водиле, что у тебя нет денег, вранье всегда ощущается и бьет по тебе другим концом. Мы-то ездили стопом просто потому, что другие способы передвижения были недоступны по финансовым соображениям. Автостоп как спорт презираю: просто засорение трассы.

31. Ирина , Москва : Идеи идеями, но чем отличается жизнь «контркультурщика» от жизни человека, интегрированного в массовую культуру? Может ли быть контркультурным не-поэт, не-музыкант, не-художник?

Илья Кормильцев: Безусловно, может. Хотя полностью под это сомнительное определение, разумеется, попадает только тот, кто все равно занимается какой-то общественной деятельностью, направленной на изменение существующей ситуации и на сопротивление хозяевам Дискурса. Такая деятельность не обязательно должна быть творческая, она может быть политическая, административная и даже предпринимательская.

32. Нюра : Что для тебя вдохновение? Когда ты наиболее остро ощущаешь тягу к написанию песен?

Умка (Анна Герасимова): Наконец-то человеческий вопрос, тезка. Тягу к написанию ощущаю всегда, но уже твердо знаю, что рыпаться не следует, а надо тихонечко ждать, пока упадет на голову, точнее, в голову. Это случается, как правило, в дороге или во сне и часто связано с сильной головной болью. В последнее время идет волнами — как будто даешь голове задание: надо, мол, новый альбом написать, и она поднатуживается и сама выдает целую серию, только успевай записывать да седальгин пить. Потом опять замолкает на несколько месяцев. Интересное явление природы.

33. muha , Москва : Что сейчас больше соответствует понятию контркультура: патриотизм (не чиновничий, конечно — впрочем, где эта грань..) или космополитизм?

Илья Кормильцев: Один из видных контркультурщиков сказал: «несть ни Эллина, ни Иудея». Нация — один из любимых инструментов элиты для решения проблемы сохранения и преемственности своей власти. Ответ на вопрос выведите отсюда самостоятельно.

34. Arc , Moscow : Если уж стал вопрос разделять контркультуру и шоубизнес — куда отнести тогда — Шевчука? Не кажется ли все-таки тема конференции надуманной?

Илья Кормильцев: Мне кажется, что надумана не тема конференции, а ваше понимание ее. Шевчук, он же живой, и уже далеко не мальчик. Он успел побывать и там, и там. В каком-то смысле принадлежит к контркультуре, в каком-то — шоу-бизнесу. Смотрите на вещи диалектически, а не рассуждайте, как Петька (ты за кого, Василий Иваныч, за красных или за белых?).

35. Arc , Moscow : А есть ли это самое «противостояние» между т.н. шоубизнесом и т.н. «андеграундом»?

Илья Кормильцев: Разумеется, есть, только не надо его понимать как примитивное столкновение двух банд футбольных фанатов. Шоу-бизнес постоянно вербует представителей так называемого андеграунда в свои ряды, для того, чтоб повысить свою привлекательность на публике и выставить на продажу новые идеи, поскольку самостоятельно шоу-бизнес не может породить ничего творчески нового. Но разумеется, поросят в волчью стаю принимают на вполне определенных условиях, в частности, не рассказывать никому о том, что на самом деле делают волки со свиньями. Разумеется, после этого к андеграунду данных поросят относить уже никак нельзя. Так что, как везде, диалектика, диалектика и еще раз диалектика.

36. Arc , Moscow : Не кажется вам, что проблема не в наличии шоу-бизнеса, а в его «исскуственности», или, скажем, идеологической поддержки со стороны государства… Не кажется ли вам, что скоропостижная гибель наиболее ярких и нон-конформистких представителей русского рока (ну если так можно обозначить формат) могла быть неслучайной…?

Илья Кормильцев: Не только кажется, но я даже кое-что об этом знаю. Только наивные люди могут полагать, что в 90-е годы определенные государственные структуры целиком сосредоточились на зарабатывании денег и совсем никак не вмешивались в общественную жизнь. Могу только намекнуть на то, что некоторые особо неприятные события были косвенно связаны с теми же людьми, которые в совсем недавнее время «вели» историю с Григорием Грабовым и его сектой.

37. Ксюша , Москва : Аня, до какого момента, как ты думаешь, музыкант может играть, выступать перед публикой? И когда ему надо перестать это делать?

Умка (Анна Герасимова): Кит Ричардс отлично ответил на этот вопрос. Он сказал: нижнего предела нет, посмотрите на старых блюзовых негров, они продолжают выступать до своего физического конца, и я не вижу (сказал Кит Ричардс), почему бы мне не поступать так же. Пока есть силы и желание — почему бы не продолжать заниматься любимым делом? Всецело присоединяюсь к этому мнению. Лично я перестану этим заниматься, как только мне станет неинтересно — а пока что все интереснее и интереснее.

38. lenz : Можете ли вы назвать себя патриотами России?

Умка (Анна Герасимова): «Патриотизм — последнее прибежище негодяя», кто сказал, не помню, но всецело согласна. Я люблю свою страну, но слово «патриотизм» настолько заезжено сегодня, что ассоциироваться с ним неприлично.

39. Сергей , Москва : Вопрос к обоим участникам: назовите несколько наиболее интересных вам имен в современной рок-музыке (российской и зарубежной).

Умка (Анна Герасимова): У них: Игги Поп, Боб Дилан, Патти Смит и еще пара-тройка несгибаемых стариков. У нас (уже называла): Егор Летов, Черный Лукич, Чернецкий и еще пара-тройка малоизвестных людей.

Завершающее слово:
Илья Кормильцев: Мне показалось, что большинство заданных вопросов говорит о том, что достаточно большое количество людей устало от того, что предлагается им в качестве потребителей идеологической эстетической продукции. И это очень хорошо, но при этом следует не забывать слова революционной песни — «Никто не даст нам избавленья, Ни Бог, ни царь и ни герой, Добьемся мы освобожденья Своею собственной рукой». Самый простой способ восполнить дефицит настоящего искусства подлинной философией и искренней верой — стать самому их источником.

Умка (Анна Герасимова): Дорогие друзья! Общий смысл нашей беседы, как кажется, свелся к спору о терминах: что такое контркультура и андерграунд и зачем оно. Сегодня на этот вопрос ясного ответа быть не может, потому что границы стерты. Но это границы терминологические, а главная антиномия — клево или фигово то или иное явление — актуален как никогда. Сегодня у каждого школьника есть возможность качественно записаться и при наличии бабок двинуть свое произведение в массы. Но массовая популярность вовсе не означает, что произведение изначально чего-то достойно. Вот, собственно говоря, и все.

http://www.rian.ru/online/20060615/49561339.html

Добавить комментарий