Анатолий УЛЬЯНОВ :: Алина Витухновская «Черная икона русской литературы»

Анатолий УЛЬЯНОВ :: Алина Витухновская "Черная икона русской литературы"

Поэзия: Алина Витухновская: “Черная икона русской литературы”

Алина Витухновская – Иисус Христос современной российской поэзии. Пять миллионов тон боли, слизи, разочарованья, отчаянья, ярости и хрустальных ножей – всё вошло в эту женщину и распяло её на кресте культуры. Планету-матушку содрогает вопль божественной самки, богобляди, как выразился в предисловии к книге Константин Кедров. Современная поэзия ещё никогда не обладала такой непостижимой мощью, опускающей на колени и взывающей: «Молись! У тебя трещины по всему телу!».

Аленушка Васнецова
в концентрационном лагере.
Плачет.
Разлука с братом.
Я не хочу быть человеком.
Я хочу быть автоматом.

Обитатели обществ, повергнутых в сон, беспечно рыскают по улицам серых городов. Вся тяжесть эпохи с особой чувственностью осознается лишь Витухновской. Тяжесть эта навалилась на неё сальным телом, полным смрада. «Витухновская – черная мадонна» - говорит немецкая литературная критика. На её выступлениях у публики начинается истерика. Никто другой не способен с таким поэтическим надрывом обозначить закат человечества и восход Ничто с Существами. Это не констатация времени Апокалипсиса. Это его голос.

Бешенство Собаки Павлова.
Волшебство Первой Мировой
войны. Гитлер надетый на
колобка. Ушел.
От этого
наши сны.


После прочтения её произведений, помимо всего прочего, актуализируется вопрос: «Зачем вообще кто-то нынче пишет что-то, если есть Витухонская?». Заглядывать в её книгу больно. Там очень холодно, темно, страшно и неимоверно эмоционально. Там зеркало. Направишь на вселенную, а она… на крошки мелкие раздроблена. Стоны повсюду.

***

Полковник нюхал кокаин.
Потом,
Затягивая яростный ремень,
Спускаясь с лестницы,
Он шел, пронизывая город пьяной мыслью.
Все было ясно.
Почти.
Немного не хватало порошка.

Его жена
Лежала в туалете,
Пристреленная самка
С выпученным глазом (левым).
А правый глаз облизывала кошка.
Слизь
Похожая на селедку.

Полковник шел.
Его страна разинула окопы.
По телевиденью
Уже девятый год
Транслировали
Галлюцинации того,
Кто был надежно спрятан.

Страною правил мертвый президент,
Точней от имени его Администратор Морга.
Еще точней – его любовница Горгона.

Полковник
Имел странную фамилию – Персей.
Но национальностью он обладал настоящей.
И самый настоящий пистолет
Лежал в его кармане.

Он, как и все, был в детстве завербован.
Но кокаин
И частые совокупленья
Заставили его забыть, кем именно.
Тогда он стал работать против всех.

Полковник шел к концу тысячелетья.
Центральный город ожидал сиюминутных революций.
Арестов ждали все предатели и суки.
В лесу сидели хитро партизаны.

Полковник шел в Единый Центр Адеквата.
Он знал про кризис и искал уловки.
Он чуял Нечто, словно запах воблы.
Немного не хватало порошка.

Драгдилер
Улыбался ему
С рекламного креста распятый.
С рекламного щита Иисус Христос
Протягивал отличный кокаин.

Полковник превратился в ноздри.
И нюхал порошок, напитывая мозг.
Он понял всё и был волшебный.

И в голове, как в ракушке, шумели полумысли.
Что-то вроде…
Нужна опора. Ориентир…

Как хищная собака шел по следу
Слов,
И наконец нашел – литература.

Шла блядь, неся под мышкой ананас,
А в сумке парфюмерию и книжку.

Её убив,
Полковник погрузился в чтенье –
П. Обухов. «Политика порока».

И, прочитав четвертую страницу,
Полковник превратился в Паука.
Заполз в петлю, и, задыхаясь,
Он понял, что Британская разведка
Давно внедрилась в Центр и Платон…

Полковник умер насекомой смертью.
Он очутился
В провинциальном
Аду для Отличаемых Существ.
И был направлен
На собеседованье
К Дьяволу.

«Присаживайся, Персей, - улыбнулся Дьявол,
Прищурился, осмотрел его как-то заново: -
Эх, милый трупец, загадывай желанье,
Исполню,
Чем-то ты мне мил оказался».

«Ещё грамм кокаина и возможность
Телеграфировать начальству».

«Извольте!»

Генерал, старый джанки, вытаскивал рухлядь тела из пиджака. «Вряд ли удастся спасти Родину», - думал он.

Секретарша притащила послание: «Товарищ генерал, мы в руках Британской разведки. Ищите П. Обухова».
«Платоша, поди-ка ко мне!»
Сын генерала прибежал, отвлекшись от компьютерной игры.
«Платоша, где партийные деньги и план спасения России?».

Сын побледнел.

«Арестовать!»

Платона посадили за измену.
Седьмой Отдел и Центр Адеквата.
Пытали мальчика семнадцать долгих дней.
Он в тапочках и с яростной улыбкой
На утро восемнадцатого дня
Открыл свой план, и способы работы,
И тайны всякие своей интимной жизни.

Все плакали. Английская разведка,
Развоплощаясь от печали и стыда,
Как паучки, не ждя реинкарнаций,
Рванула в ад,
Где доблестный Персей
Перестрелял униженных ублюдков.

Над страной
Повис национальный полумесяц.
И снег,
Холодный и красивый,
Как кокаин
Рассыпался
С небес.

Анатолий УЛЬЯНОВ
Публикация: 15 декабря 2005

Добавить комментарий