Энциклопедии :: Дмитрий Десятерик (сост.) :: Альтернативная культура: Энциклопедия

Пушкин, конечно, — это наше всё. И Тарковский с Трифоновым. Но есть еще и байкеры, и маргиналы, и хиппи: кроме культуры мейнстрима существует альтернативная культура (и культуры) и связанные с ней, искусство, образ жизни, мировоззрение и т. д. И чем дальше развивается общество, тем больше появляется новых явлений культуры, которые не укладываются в жесткое ложе мейнстрима. Может быть, еще немного, и альтернативная культура станет основной. Пока этого еще не произошло, можно попытаться собрать, сложить, составить словарь и путеводитель по «другой» культуре в том виде, в котором она существует, начиная с 1980-х годов и по сию пору на пространстве, однажды ставшим «постсоветским».

Рецензии ::

Ольга Балла:: ОДНО БОЛЬШОЕ "НЕТ" | Exlibris

Дорога китайско- российской дружбы:: Рецензия на книгу Виктора Перельмана «Правдивая история китайцев»::Газета «Москвовский Комсомолец»

Дорога китайско- российской дружбы:: Рецензия на книгу Виктора Перельмана "Правдивая история китайцев"::Газета "Москвовский Комсомолец"

Новояз: Виктор Перльман :: Правдивая история китайцев

По правде говоря, эта книга не имеет почти никакого отношения к китайцам. Ее можно было бы написать, взяв факты из истории и быта любой другой страны, будь то Америка, Россия или Нигерия. Но автор решил оттолкнуться в своих изысканиях от Поднебесной.
Он не оперирует настоящими фактами и историческими изысканиями. Скорее это анекдоты с исторической подоплекой.
Вы когда-нибудь задумывались о том, почему в Поднебесной до сих пор не знают, чего у них больше: иероглифов или людей, или о том, почему в Китае 4 500 000 человек писателей (включая поэтов), ни больше ни меньше, или почему китайцы считают, что мудрец должен быть ниже всех. В самих вопросах уже проглядывает ответ. Надо только попытаться его увидеть. А там кто знает, может быть, вы задумаетесь и о смысле собственного бытия, повернув это под другим углом. Главное — смотрите на жизнь с юмором. Она того стоит.

ЦИТАТА:
“Хотя русские и малочисленный народ, все они очень крупны размерами. Часто рост русских бывает неимоверно высок. По толщине русские также необычны. А китайцы, напротив, народ некрупный. Так что по весу, может быть, и равны два этих народа”.

Поэзия :: Алина Витухновская :: Черная икона русской литературы

Ремейк на "Анну Каренину" и "Преступление и наказание" называется "Последняя Старуха Процентщица Русской Литературы". Не менее интересны мотивы "Голого завтрака" Берроуза в самопоедании литературных героев Витухновской. Она не похожа ни на кого из своих современников и опережает не только свое время, но и время как таковое. Дойти до сердцевины небытия. Растворить все и раствориться самой в Великом Ничто- вот главная цель этих метафизических текстов. Деструктивизм как литературное направление, уничтожающее литературу ужасом и отчаянием, вот самое мягкое определение этого направления. Поэзия Алины Витухновской, избыточная в негативизме и отрицании, завораживает своей предельной достоверностью. Здесь точно зафиксировано отчаяние поколения 90-х в сочетании с властной уверенностью в своей правоте, свойственной всем в начале пути. Это голос тех, кто жив только метафизическим неприятием бытия. Трагизм, какого еще не знала русская поэзия. Проклятие, извергаемое собакой Павлова тому, кто построил эту лабораторию. Полное неверие в существование Творца, Высшего Разума или Высшего Замысла. Только Великое Ничто, именно так, с большой буквы, заслуживает внимания.

Рецензии ::

Анатолий УЛЬЯНОВ :: Алина Витухновская “Черная икона русской литературы”