Валерий Иванченко:: Сладость отчаяния:: Рецензия на книгу Александра Уварова «Ужин в раю»

Валерий Иванченко::Сладость отчаяния::Рецензия на книгу Александра Уварова "Ужин в раю"

Александр Уваров:: Ужин в раю

На книге Александра Уварова "Ужин в раю" есть номер: 02. Серия "Русский драйв", издательство "Ультра. Культура". На самом деле, книга первая, больше таких в этом издательстве не было. Это пронзительный, страшный, богохульный, святой, жестокий и сентиментальный роман о человеческой любви и боли. И новый, кощунственный вариант теодицеи (оправдания бога, невиновного в страдании человеческом).
Читать далее «Валерий Иванченко:: Сладость отчаяния:: Рецензия на книгу Александра Уварова «Ужин в раю»»

non- fiction :: Адам Парфрей (сост.) :: Культура времен Апокалипсиса

Педофилы, фашиствующие иудеи, скатологические маги, маньяки-поэты… Вы думаете что маргинальная или даже криминальная культура — это далекая и периферия благоденствующего Запада? Вы думаете, что окончательный распад морали связано только с христианским пророчеством о пришествии Антихриста? Вы уверены? Оглянитесь вокруг, и вы поймете, что либо пропасть грехопадения не имеет дна, либо мораль — это не то, что принято за нее принимать, что Пришествие уже состоялось, да только его никто не заметил… Все еще не верите? Читайте «Культуру времен Апокалипсиса».

Рецензии ::

Анатолий Ульянов (www.proza.ua)

www.nork.ru :: Дмитрий Попов :: “Культура времён Апокалипсиса”

Николай Александров:: Рецензия на книгу Виктора Перельмана «Правдивая история китайцев»

Николай Александров:: Рецензия на книгу Виктора Перельмана "Правдивая история китайцев"

Новояз: Виктор Перльман:: Правдивая история китайцев

Издательство «Ультра. Культура» начало выпуск серии « NOVOЯЗ», которая, видимо, должна представлять современную отечественную альтернативную словесность. То есть произведения бодрые, живые, свежие, оригинальные, освещенные новой художественной мыслью. Иными словами, это литература вне устоявшихся канонов, вне утвердившейся идеологии, вне традиционного взгляда на мир. Все это подчеркивается радикальным дизайном книжек (впрочем, радикализм – вообще фирменная черта издательства). В рамках этой серии вышло несколько произведений. Одно из них – «Правдивая история китайцев» Виктора Перельмана. В контексте серии само название недвусмысленно говорит читателю, что это не история, не правдивая и не китайцев. Так оно, разумеется, и есть. Виктор Перельман рассказывает разного рода небывалые байки, в которых китайцев, в принципе, можно заменить на кого угодно. То китайцы собираются перебраться в какую-нибудь другую страну, то решают выяснить, сколько у них писателей и поэтов, то намереваются ограничить рождаемость. Дело здесь, конечно, не в том, что рассказывается, а в том как. Большинство главок начинается с зачина: «Однажды китайцы (а их сейчас примерно 1000 000 000 человек)…». Хорошая фраза, я вовсе не удивляюсь, что автор ее так часто повторяет. В конце концов, это вполне в духе ставших уже хрестоматийными текстов. Помните: «Лев Толстой, который очень любил детей». Отчего бы ни воспользоваться известным приемом. Вроде бы как сразу юмор получается. Не хватает только словечка типа «брателло».

Иванченко Валерий:: Антимистическое, часть 2:: Рецензия на книгу Александра Уварова «Михалыч и черт»

Иванченко Валерий:: Антимистическое, часть 2:: Рецензия на книгу Александра Уварова "Михалыч и черт"

Новояз: Александр Уваров:: Михалыч и черт

Книга "Михалыч и черт"- сборник ранних рассказов автора блестящего "Ужина в раю" Александра Уварова. Это как бы подготовительный этап перед взлетом писателя на качественно новую высоту. Однако все, чем отличается роман, здесь уже есть, и в идеях и в персонажах. Рассказы начинаются и называются просто, бытописательски. "Михалыч был простой алкаш". "Раз пошел гулять вампир...". "Тузик был простой дворовой собакой". "День был дождливый. Сырой и серый". "В норе моей пахнет землей и сыростью". "В такие дни Москва особенно отвратительна". Вы уже поняли, что назвать автора оптимистом трудно. Ему присуща сентиментальность, смешанная с жестокостью. Вера в Бога и неверие в воздаяние. И в этом вся "Ультра.Культура".

http://sex18.photos/bodybuilder/

Иванченко Валерий:: Антимистическое, часть 1:: Рецензия на книгу Алексея Тарасенко «Черный крест»

Иванченко Валерий:: Антимистическое, часть 1:: Рецензия на книгу Алексея Тарасенко "Черный крест"

Новояз: Алексей Тарасенко: “Черный крест”

В "антимистической утопии" "Черный крест" автор, Алексей Тарасенко, говорит о самом себе в недалеком будущем, а также о своих потомках. Что ж, автобиофутуристический рассказ был у Веллера и уже успел сбыться. А в этом романе автор - ни более ни менее, как российский диктатор, живущий в 30-х годах нашего века и установивший тоталитарный протестантизм, национал-большевизм и химическое регулирование социальной жизни. В то время, когда действует герой романа, внук автора, тоже Алексей Тарасенко, завершена Третья мировая, но Россия продолжает успешно воевать по всему миру. Америка капитулировала и добровольно вернула Аляску, вся Европа под оккупацией, бои идут в Северной Африке и Северном Казахстане. Непокорной Албании не существует, а сами албанцы осваивают территории, пограничные с Китаем.

Первая часть романа чем-то напоминает "Омон-Ра" Пелевина. То же повествование от имени бравого выпускника военного училища, на первый взгляд - пародийный пасквиль, на поверку - героический гимн. Граждане новой России в романе храбры, дисциплинированны, оптимистичны, хотя все знают, что это действие специального газа и обязательных таблеток "Антисекс" (самых больших и мощных в мире). Закон действует, как часы (за взлом чужого почтового ящика - смертная казнь), но из закона постоянно делаются исключения. Хотя все идет наперекосяк и вопреки плану, воюют наши хорошо, неизменно побеждая. Персонажи гибнут десятками и сотнями, но полагают это за должное.

Первая часть написана непритязательным языком молодого солдафона и производит впечатление стебной сатиры. Вторая - куда искушеннее, и изобразительно, и философски, хотя следов литературной правки, там тоже нет, что, в общем, и хорошо. В романе при желании можно отыскать и метафизику, и некую "обличающую идею", оправдывающую его в глазах либералов. Так, форма российских военных в точности скопирована с гитлеровской, а главный герой, командир отряда, что преследует чудовище, сам оказывается монстром, ненароком пожравшим всех своих товарищей. Но дело в том, что и этот мир, и этот герой автору родны и симпатичны. В чем - вся "Ультра.Культура".

Иванченко Валерий:: Роман с географией:: Рецензия на книгу Андрея Матвеева «Летучий Голландец»

Иванченко Валерий:: Роман с географией:: Рецензия на книгу Андрея Матвеева "Летучий Голландец"

Андрей Матвеев:: Летучий Голландец

Погоня за исчезнувшим артефактом составляет большую часть всех сюжетов приключений. Это могут быть поиски Ковчега завета, а может быть преследование чемоданчика с деньгами. Но Андрей Матвеев превзошел всех. Ценность, переходящая из рук в руки, в его романе - это контейнер с ампулой спермы. В алкогольном бреду главного героя является посланец погибшего друга детства и оставляет скрытое в рэповом тексте послание. Тот едет на родину, по дороге расшифровывая приснившийся ему текст, и в результате крадет из банка спермы наследство своего друга. Теперь все дело за подходящим живым инкубатором, но в родной стране его почему-то не найти, и герой пускается в странствия по странам Средиземноморья. Его ведет цепь совпадений и мистических указаний. По дороге контейнер оказывается в руках адепта негритянской секты поклонников Белого Тапира, который принимает ампулу за недостающий глаз бога. Начинается преследование ускользающего сокровища...

Этот бредовый синопсис мог бы послужить основой крепко свинченного боевика. Однако, Матвеев не таков. Беллетристика ниже его достоинства, и он создает навороченный текст, в котором сны мешаются с явью, а реальность с мифом.

В принципе, нормальная повествовательная канва романа навеяна сочинениями эмигрантов Лимонова и Сергея Юрьенена - с той разницей, что чужие страны поданы внеличностно, сцены секса стандартны и лаконичны, а личность автора вовсе не просматривается.

Женщин автор если и не знает, то любит. Цепочка дам, по которой движется герой, вызывает слюноотделение. Подаваемые блюда хорошо знакомы автору - даже если и не по вкусу, то хотя бы по названиям,

Главная героиня романа - туристская география. Эмираты, Крит, Израиль, Барселона, Турция, Таиланд. В аннотации издательства есть оправдательные строки о том, что автор хоть и живет на Урале, но регулярно выбирается в страны Средиземноморья. Не знаю. Мне он представляется обложившимся грудами путеводителей и выписывающим из них целые куски. Такая трудоемкая компиляция, к тому же беллетризированная, несомненно заслуживает уважения. Тем, кто бывал в описываемых местах, должно быть интересно. Тем, кто туда собирается, - еще более.

Все бы хорошо, кабы не регулярно вставляемый бред, тексты песен, видения и смешение времен. Впрочем, если их убрать, голое повествование выглядело бы по-сиротски. К тому же, такими наворотами не брезговал и Гоголь.

Поражает в книге пророческий финал. На берегу острова близ Таиланда сидят пара русских, голландец и негр и смотрят на приближающуюся волну цунами.

Иванченко Валерий
http://www.opt-kniga.ru/kv/review.asp?book=1903&reviewer=3

overdrive :: Фрэнк Харрис :: Бомба

Повесть Фрэнка Харриса «Бомба», написанная в 1908 году,— едва ли не первое литературное произведение, относящееся к контркультуре. Написанная как вымышленная исповедь первого анархиста-бомбиста, повесть, однако, имеет вполне реальный исторический фундамент,—американское рабочее движение 1880-х годов, а именно, майские события 1886 года в Чикаго, в память о которых даже буржуазная Россия отмечает Первомай. Сочинение Харриса, впрочем, интересно даже не столько в качестве исторической картины рабочего движения, сколько художественным анализом внутренних мотивов, движущих человеком, берущим на себя ответственность принять реальное участие в революционной борьбе.