cybertime :: Симсон Гарфинкель :: Все под контролем

У тебя есть паспорт? Квартира? Телефон? Медицинская страховка? Пенсионное свидетельство? Автомобиль? Ты пользуешься кредитной карточкой? И все еще думаешь, что про тебя никто ничего не знает? Современные технологии, когда их использование не контролирует никто, оказываются под контролем государства и корпораций. Что бы ты ни делал, под угрозой оказываются твоя частная жизнь и ты сам!

Рецензии ::

Александр Чанцев :: Оливки следят за тобой

Киви Берд : Не роман, но предупреждение

cybertime :: Глен Йеффет (сост.) :: Прими красную таблетку

Немногие популярные фильмы привлекают внимание ведущих социологов, философов и психологов мира. «Матрица» - как раз такое редчайшее исключение. В сборнике статей «Съешь красную таблетку» прославленный кибербоевик братьев Вачовски подвергнут детальному препарированию и анализу. Какова связь между фигурами Морфеуса и Иоанна Крестителя, что думали о Матрице Будда и Маркс, и как выглядит ситуация, представленная в фильме, с позиции современной концепции прав человека - все это и многое другое содержится в эссе наиболее известных представителей американской гуманитарной науки, собранных Гленном Йеффетом.

Рецензии ::

Ольга Балла :: NON Fiction/Cybertime: «Прими красную таблетку» Наука, философия и религия в "Матрице"

overdrive :: Виржини Депант :: Трахни меня

В романе молодой французской писательницы, по которому был поставлен одноименный культовый фильм, показаны задворки современной Европы, скрытые блеском витрин буржуазных кварталов. Арабские районы, бары для проституток и наркоманов, дешевые фаст-фуды и прочие реалии «серой зоны» постиндустриального мира - вот сцена, на которой развертывается криминальная эпопея двух молодых женщин, доведенных до крайней озлобленности бессмысленностью и насилием, которыми наполнено существование на обочине социума. Безумная и кровавая история их похождений заслуженно было охарактеризована критиками как «европейский ответ на «Прирожденных убийц» Оливера Стоуна».

Поэзия :: Всеволод Емелин :: Стихотворения

Стихи Емелина это редкое сочетание лубочной актуальности и личного лиризма, нарочитой наивности и убийственной критики, пафоса и иронии. Руководствуясь старым добрым принципом «утром в газете – вечером в куплете», Емелин удачно рифмует самые последние штампы медиа и самые популярные заблуждения, умещая их в застольно-песенный размер и сохраняя чувство юмора даже там, где оно не рекомендовано пресловутой «политкорректностью». Персонажи его поэм: влюбленные скинхеды и отвязные чеченские боевики, удачливые бизнесмены и мечтательные лузеры-алкоголики, пацаны с рабочих окраин и обитатели новых русских особняков.

Заказать на ozon.ru

Фрагменты ::

Пейзаж после битвы (март 1992 года)

Городской романс

Лили Марлен

Рецензии ::

Данила Давыдов :: Пушкин, скинхед и ваххабит

Данила Давыдов :: Пушкин, скинхед и ваххабит :: Рецензия на «Стихотворения» Емелина

Поэзия: Всеволод Емелин: Стихотворения

Начну, пожалуй, со скандальной составляющей. Многие мои друзья и коллеги, с коими склонен солидаризироваться в большинстве вопросов, считают Всеволода Емелина гопником и чуть ли не фашистом. Так вот, друзья: это неправда. Читать далее «Данила Давыдов :: Пушкин, скинхед и ваххабит :: Рецензия на «Стихотворения» Емелина»

Всеволод Емелин :: Стихотворения :: Лили Марлен

Н. М.

Где под вечер страшно
Выйти без дружков,
Где пятиэтажки
Не сломал Лужков,

Среди слёз и мата,
Сразу за пивной,
У военкомата
Ты стоишь со мной.

Глаза цвета стали,
Юбка до колен.
Нет, не зря прозвали
Тебя Лили Марлен.

У военкомата
Крашенных ворот
Знают все ребята,
Как берёшь ты в рот,

Как, глотая сперму,
Крутишь головой.
Я твой не сто первый
И не сто второй.

Всем у нас в квартале
Ты сосала член.
Нет, не зря прозвали
Тебя Лили Марлен.

Но пришла сюда ты
На рассвете дня
Провожать в солдаты
Всё-таки меня.

Строятся рядами,
Слушают приказ
Парни с рюкзаками
В брюках “Adidas”.

Выдадут и каску
И противогаз,
На фронтир кавказский
Отправляют нас.

Эх, мотопехота –
Пташки на броне,
Ждите груз двухсотый
В милой стороне.

Снайпершей-эстонкой
Буду ль я убит,
Глотку ль, как сгущёнку,
Вскроет ваххабит.

Слышав взрыв фугаса,
Заглянув в кювет,
Парни моё мясо
Соберут в пакет.

Вот настанет лето,
Птицы прилетят,
Я вернусь одетый
В цинковый наряд.

Ты мне на вокзале
Не устроишь сцен.
Нет, не зря прозвали
Тебя Лили Марлен.

С мятыми цветами
Жмёшься у перил,
Их твой новый парень
Тебе подарил.

Эх, тычинки, пестик,
Прижимай к груди,
И он грузом двести
Станет, подожди.

Будет тот же финиш –
Цинковый сугроб.
Ты букетик кинешь
На тяжёлый гроб.

И прощу тогда я
Тысячу измен.
Нет, не зря прозвали
Тебя Лили Марлен!

Всеволод Емелин :: Стихотворения :: Городской романс

Стоит напротив лестницы
Коммерческий ларёк.
В нём до рассвета светится
Призывный огонёк.

Там днём и ночью разные
Напитки продают -
Ликёры ананасные
И шведский “Абсолют”.

Там виски есть шотландское,
Там есть коньяк “Мартель”,
“Текила” мексиканская,
Израильский “Кармель”.

Среди заморской сволочи
Почти что не видна
Бутылка русской водочки
Стоит в углу одна.

Стоит скромна, как сосенка,
Средь диких орхидей,
И этикетка косенько
Приклеена на ней.

Стоит, как в бане девочка,
Глазёнки опустив,
И стоит вообщем мелочи,
Ивановский разлив.

Надежда человечества
Стоит и ждёт меня,
Сладка, как дым отечества,
Крепка, словно броня.

Стоит, скрывая силушку,
Являя кроткий нрав.
Вот так и ты, Россиюшка,
Стоишь в пиру держав.

Ославлена, ограблена,
Оставлена врагу.
Душа моя растравлена,
Я больше не могу.

Пойду я ближе к полночи
В коммерческий ларёк,
Возьму бутылку водочки
И сникерса брусок.

Я выпью русской водочки
За проданную Русь,
Занюхаю я корочкой
И горько прослезюсь.

Я пью с душевной негою
За память тех деньков,
Когда в России не было
Коммерческих ларьков,

Когда сама история
Успех сулила нам,
Когда колбаска стоила
Два двадцать килограмм.

Давно бы я повесился,
Я сердцем изнемог,
Но есть напротив лестницы
Коммерческий ларёк.

Всеволод Емелин :: Стихотворения :: Пейзаж после битвы (март 1992 года)

С утра на небо вышло солнце.
А мне с похмелья не легко.
Но я заначил два червонца
На жигулёвское пивко.

Указ о смертном бое с пьянством
Жить нам всем долго приказал.
И я, с завидным постоянством,
С утра за пивом на вокзал.

А там крутые бизнесмены,
Палатки полные всего,
А в них искусственные члены
Гораздо больше моего.

Вибратор, вибростимулятор.
Ах, как кружится голова.
А среди них кооператор
Стоит, как Терминатор-два.

Привет вам, хваткие ребята.
Я просто счастлив видеть вас.
Теперь каюк пролетарьяту.
Вы наш господствующий класс.

Для вас сияют магазины,
И носят девушки чулки.
Для вас весёлые грузины
Из кошек жарят шашлыки.

Я поклонюся вам три раза,
Скажу вам русское “Мерси”.
Пусть большей частью вы с Кавказа,
Но вы - спасители Руси.

Страна воскреснет с новой силой,
Спасёт её капитализм.
Жаль, что меня сведёт в могилу
До той поры алкоголизм.

Покуда я совсем не спился,
Сегодня в счастье и борьбе
Пью за систему бирж “Алиса”
И за тебя РТСБ.

Я пью сегодня горько, сладко
За вас вершители судеб,
За эту грязную палатку
И за тебя мой “Менатеп”.

Мой эксклюзивный дистрибьютер
(Звучит-то как! Эх, вашу мать!).
Постой, потом продашь компьютер,
Позволь тебя поцеловать.

Николай Савинов :: Прими таблетку и будь счастлив? :: Рецензия на «Штурмуя небеса»

Джей Стивенс :: Штурмуя небеса

Давным-давно, а если точнее, то 19 апреля 1943 года в швейцарском городе Базеле молодой химик Альберт Хофманн случайно испытал на себе вещество, споры о свойствах которого не утихают до наших дней. Почти во всех странах мира оно запрещено как опасный наркотик, но, несмотря на это, некоторые ученые продолжают считать его своеобразным лазом в глубины подсознания, способным пролить свет на природу человеческой психики. Речь идет об ЛСД.
В своем взгляде на проблему Джей Стивенс весьма далек от позиции, согласно которой ЛСД и другие психоактивные вещества суть не что иное, как эликсиры сатаны. Но «Штурмуя небеса» отнюдь не пропагандистская брошюра, призывающая всех и каждого употреблять психостимуляторы и галлюциногены, это документальное произведение, в котором предпринимается попытка объективно оценить их воздействие на человека. Кроме того, в книге приведена полная история исследований препаратов-психоделиков вплоть до их запрета, а также биографии личностей, в той или иной мере с ними связанных. Уделяя особое внимание таким важным для американской контркультуры фигурам, как радикальный психолог, «ЛСД-гуру» Тимоти Лири и поэт Аллен Гинсберг, Стивенс пишет и об английском писателе Олдосе Хаксли, известном своим интересом к изменяющим сознание веществам, и о Кене Кизи – не только авторе легендарного «Полета над гнездом кукушки», но пропагандисте и идеологе ЛСД. Завершает книгу отчет о ведущихся в наши дни нелегальных исследованиях психостимуляторов.
В отличие от работы Стивенса, рассчитанной в первую очередь на подготовленного читателя, в той или иной степени знакомого с проблемой, роман американского ученого Александра Шульгина «Фенэтиламины, которые я знал и любил» адресован читателю массовому. Шульгин, потомок русских эмигрантов, всю свою жизнь посвятил изучению и разработке психостимуляторов. Например, именно он не только синтезировал, но и испытал на себе всемирно известный препарат «экстази».
Роман Александра Шульгина «Фенэтиламины, которые я знал и любил» – своеобразная автобиография, соединившая историю романтической любви автора с историей его увлечения психоделиками. Действие «Фенэтиламинов» разворачивается в 60-е годы, когда интерес к веществам, изменяющим сознание, принял в Америке массовый характер. Герои романа, молодой ученый Александр Бородин и его жена Элис, оказываются втянуты в этот водоворот. В ткань романа органично вплетены вполне реальные сведения о различных стимуляторах и так называемые трип-репорты, то есть описания психического опыта человека, принявшего тот или иной препарат. Любопытно, что в нашей стране книга вышла со значительными купюрами: цензура не пропустила последнюю часть романа, в которой описаны способы изготовления, применения и дозировки 179 (!) веществ-психоделиков.

Петр Резвых :: Мечты и глюки. Подлинная история американского нонконформизма :: Рецензия на «Штурмуя небеса»

Джей Стивенс :: Штурмуя небеса

Если на ближайшую пару дней у вас есть рабочие планы, ни в коем случае не открывайте
книгу Джея Стивенса. Потому что вам наверняка захочется послать все остальное подальше и глотать страницу за страницей, пока не доберетесь до самого конца. Читать далее «Петр Резвых :: Мечты и глюки. Подлинная история американского нонконформизма :: Рецензия на «Штурмуя небеса»»