Лимонов: Интервью с Эдуардом Лимоновым, Саратовский централ

Интервью с Эдуардом Лимоновым, Саратовский централ
Александр Орлов

В. Как в тюрьме работается и пишется писателю? Были Достоевский, Де Сад, тот же Гумилев, они тоже писали в тюрьме. Как это все происходит? Как Вы работаете над своими книгами? Этот период вашей жизни чрезвычайно плодовитый, много книг написано, за полтора года семь, кажется, они большой резонанс вызвали в обществе, эти книги, их читают, они хорошо раскупаются. Как Вы пишете?
О. Ну, большая часть написана во время следствия и во время следственных действий за те 15 месяцев, которые я сидел в Лефортово. Там у меня была масса времени. Сейчас у меня времени меньше, поскольку идет процесс. То есть, он с перерывами, но неуклонно идет, и к процессу надо готовиться, надо тоже много писать, и я вот произнес речь на 8 часов, полтора дня я говорил. Эта речь в письменном виде существует, ее надо было написать. До этого еще ряд документов. То есть я в основном сейчас поглощен, был поглощен вот этой работой по суду. А в Лефортово за 15 месяцев, по-моему, меня всего пять раз вызвали на допросы к следователю, не считая ознакомления с делом. У меня была уйма времени, поэтому я написал столько книг без проблем. Лефортово вообще такая тюрьма, одинокая, человек предоставлен самому себе, кстати, много случаев когда люди сходят с ума, поскольку там никого не видишь. Здесь тюрьма другого плана, например если на суд-допрос ездишь, то есть на суд или на допрос к следователю, то ты имеешь возможность общаться с людьми каждые два-три часа, два-три часа в день с другими заключенными, здесь интереснее в смысле сбора материалов, например, ну запоминаешь, узнаешь. А работать в Саратовском централе, я еще и не работал - не до этого было. Вот Вам ответ на Ваш вопрос.
Читать далее «Лимонов: Интервью с Эдуардом Лимоновым, Саратовский централ»